Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Доказательства собранные незаконным путем

Доказательства собранные незаконным путем

Доказательства собранные незаконным путем

Высокопоставленных сотрудников МВД Татарстана обвиняют в том, что они пытались закрыть дело обнальщиков за 100 тысяч долларов. Подсудимые все происходящее считают недоразумением.

В Приволжском райсуде Казани близится к завершению рассмотрение дела в отношении двух бывших высокопоставленных полицейских, обвиняемых в попытке получения взятки размером 100 тысяч долларов. Один из фигурантов — Роман Пахомов, начальник управления уголовного розыска МВД по РТ, уверен, что собранные по делу доказательства «сфальсифицированы» и получены незаконным путем, в связи с чем требует изъятия. Второй подозреваемый — замначальника отдела подразделения по борьбе с организованной преступностью МВД по РТ подполковник полиции Евгений Рафиков — старый друг Пахомова, с которым они вместе ходили на футбол.

По версии следствия, криминальная история началась с того, что Пахомов предложил Альберту Мухамедову — фигуранту дела обнальщиков — прекратить уголовное преследование за 100 000 долларов (примерно 7 миллионов рублей. — Ред.). Мухамедов сказал, что готов к сделке. К тому моменту он уже сообщил обо всем в ФСБ, так что дальнейшее развитие истории проходило под контролем спецслужб.

Мухамедов получил 100 000 меченых долларов, которые должен был передать в одном из торговых центров Казани Пахомову, но встреча не состоялась. Вторая попытка передачи взятки была позднее и проходила на улице Безоблачной. Там Пахомова и задержали. — Закончилось судебное следствие по уголовному делу меня и Евгения Рафикова.

На мой взгляд, вопросы, на которые суд должен был получить ответы, не просто остались, но их добавилось, — заявил Роман Пахомов в ходе прений.

— Во время процесса, который длился ровно год, меня не покидало ощущение, что все это уже было, но не здесь, не теперь и не со мной. Мне и Евгению придется отбывать наказание с полным пониманием того, что дело в отношении нас сфабриковано, а доказательства сфальсифицированы. Присутствует полное осознание неизбежности наказания.

Пахомов уверен, что обвинение не нашло подтверждение преступного деяния, а доказательства истолкованы односторонне и без каких-либо оценок. Главное, были нарушены все три принципа следствия — законности, объективности и полноты. — Доказательства, на которые ссылается обвинение, были добыты с нарушениями требований и не могут иметь доказательственного значения по этому делу, — уверен обвиняемый в получении взятки.

В пример подсудимый приводит сразу несколько аспектов. Первый из них — отсутствие заявления в адрес ФСБ, из-за которого все и закрутилось. Он уверен, что подобные документы, даже устные, должны отмечаться в специальных реестрах, но сделано этого не было.

Еще один факт, по мнению подсудимого, подтверждающий его невиновность, — отказ в удовлетворении ходатайства об исследовании материалов.

Пахомов утверждает, что протоколы об изъятии денежных средств были составлены с грубыми нарушениями Уголовно-процессуального кодекса. Продолжая тему денег, мужчина рассказал, что операция проходила в период с 12 по 14 марта, а постановление о выдаче меченых долларов было подписано лишь 18 марта.

За регулярные заявления о том, что доказательства сфальсифицированы, обвиняемый получил предупреждение от судьи — пока этот факт не доказан, стоит использовать определение «недостоверные». Пахомов также указывает, что в материалах дела отсутствуют записи разговоров, которые велись на специальные малогабаритные записывающие устройства. И несмотря на то, что на них регулярно ссылаются, самих записей не представлено.

Отдельная претензия Пахомова относилась к прокуратуре, которая в соответствии с законом должна проверять уголовные дела. Но и их работой высокопоставленный офицерский чин недоволен. К моменту, когда в руках подсудимого оставалась ещё половина из всего талмуда претензий по предъявленному ему обвинению, председательствующий постановил перенести слушание на 20 февраля.
К моменту, когда в руках подсудимого оставалась ещё половина из всего талмуда претензий по предъявленному ему обвинению, председательствующий постановил перенести слушание на 20 февраля.

Пахомову нужно переформатировать свою речь в более конкретный и менее запутанный формат. После слушания журналист KazanFirst пообщался с адвокатами Евгения Рафикова Инной Жуковой и Игорем Афанасьевым. — Считаем, что все обвинение построено исключительно на показаниях Пахомова, который в ходе предварительного следствия оговорил нашего подзащитного и о ложности своих показаний прямо заявил в судебном процессе.

Иных доказательств, которые свидетельствовали бы о причастности Рафикова к данному преступлению, не имеется. Что касается вины Пахомова — мы не вступаем в обсуждение, — заявила Жукова.

Насчет причин разных мер пресечения, избранных для фигурантов (Рафиков находится в СИЗО, а Пахомов — под домашним арестом. — Ред.), Жукова заявила, что Пахомов выторговал себе свободу, оговорив Рафикова.

— Он сам это подтвердил, что взамен на домашний арест дал показания на Рафикова, — уточняет Афанасьев. — А дал показания на Рафикова потому, что на других дать не мог.

Ведь между ним и другими даже телефонных соединений не было. Что касается Рафикова, он не отрицает, что они друзья уже 20 лет, вместе футболом интересовались, были телефонные соединения. Как отмечает Жукова, ФСБ не отрицает, что звонки между Пахомовым и Рафиковым были, но судя по тому, что они не оглашены, ничего криминального или подозрительного там нет.

Теги: , , , , , , , , Понравился материал? Поделись в соцсетях

Недопустимость доказательств, собранных в ходе обыска

Обыск – это такое следственное действие, которое нарушает сразу несколько основоположных прав человека.

Это и право на неприкосновенность жилья, право на свободу и личную неприкосновенность, тайну переписки, право на невмешательство в личную жизнь, право на собственность.

Нарушение этих прав со стороны государства должно быть крайне обоснованным. Но, к сожалению, правоохранительные органы об этом редко задумываются.

Думаю, адвокатам всегда стоит обращать внимание суда на нарушения прав человека, допущенные в ходе проведения следственных действий, заявлять ходатайства о признании доказательств обвинения недопустимыми.

Читайте также Так, согласно ст.89 УПК Украины стороны уголовного производства имеют право в ходе судебного разбирательства ходатайствовать о признании доказательств недопустимыми. Согласно ст.86 УПК Украины доказательство считается допустимым, если оно получено в порядке, установленном УПК Украины.

Как указано в статье 87 УПК Украины, недопустимыми являются доказательства, полученные в результате существенного нарушения прав и свобод человека, гарантированных Конституцией и законами Украины, международными договорами, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, а также любые другие доказательства, полученные благодаря информации, полученной в результате существенного нарушения прав и свобод человека. Основные права и свободы человека определены в разделе ІІ Конституции Украины, а также в Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

Также статья 62 Конституции Украины устанавливает:

«Обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем»

.

В решении от 20.08.2011 года №12-рп/2011 Конституционный Суд Украины указал следующее:

«Анализ положения части третьей статьи 62 Конституции Украины «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем»

дает основания для вывода, что обвинение в совершении преступления не может быть обосновано фактическими данными, полученными незаконным путем, а именно: — с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина; — с нарушением установленных законом порядка, средств, источников получения фактических данных; — не уполномоченным на то лицом». В 2016-2017 годах суды Украины гораздо чаще стали выносить оправдательные приговоры.

При этом судьи нередко признают доказательства, предоставленные стороной обвинения, недопустимыми.

Приведу несколько примеров признания судами недопустимыми доказательства, полученные в ходе обыска. , 1. Приговор от 07.03.2017 года. Луцкий горрайонный суд Волынской области Дело №158/2300/15-к ( ) Из протокола обыска усматривается, что обыск был проведен с существенным нарушением требований Закона, а именно: — постановление следственного судьи и протокол о проведении обыска следователям не вручались, — следователем не предлагалось добровольно выдать разыскиваемые вещи, — вещи были найдены не в том помещении, обыск которого был разрешен.

— вещи, которые изымались во время обыска, должным образом не осматривались, не упаковывались, не опечатывались, что сделало невозможным их надлежащее хранение. В последствии обвинение не доказало, что эксперту переданы именно те вещи, которые были изъяты в ходе обыска. 2. Приговор от 27.03.2017 г. Жовтоводский городской суд Днепропетровской области Дело №0414/1544/2012 ( ) В ходе обыска была изъята компьютерная техника.

В решении суд указал:

«Суд считает, что обыск офисного помещения и изъятие компьютерной техники проведен с нарушением требований УПК Украины и Конвенции, поскольку определение на проведение обыска не содержало информации о цели проведения обыска и о предметах, подлежащих изъятию, что, в свою очередь, наделило следователя и прокурора широкими полномочиями на изъятие тех вещей, разрешение на изъятие которых не было предоставлено судом»

.

«Все документы, которые изымаются, должны быть подробно описаны в протоколе в соответствии с процессуальным законом. Вместе с тем, прокурором при изъятии документов и системных блоков эти требования закона не были выполнены.

Прокурор в протоколе лично отмечает, что в ходе обыска изымаются документы без их описания, что является недопустимым. Из помещения предприятия были изъяты системные блоки, а не жесткие диски, при этом они не были полностью осмотрены, описаны с содержанием программ и информации, имевшихся на жестких дисках, изъятые документы тоже не описывались».

3. Приговор от 24.01.2017 года. Переяслов-Хмельницкий горрайонный суд Киевской области Дело №373/2562/15-к ( ) Протокол обыска признан недопустимым доказательством в связи с тем, что: — в проведении обыска принимал участие оперуполномоченный, который ранее давал показания в качестве свидетеля — не было письменного поручения следователя на привлечение оперуполномоченного к участию в обыске — в приложениях к протоколу отсутствовал носитель информации с технической записью следственного действия (обыска) 4. Приговор от 10.04.2017 года. Тернопольский горрайонный суд Тернопольской области Дело №607/8288/16-к ( ) Протокол обыска признан недопустимым доказательством, т.к.

в определении суда указывалось старое название улицы. Помещение, где проводился обыск, находилось на той же улице, но с новым названием. Суд посчитал, что того адреса, где был разрешен обыск не существует, и обыск проводился по другому адресу, не указанному в определении суда.

5. Приговор от 13.04.2017 года. Гуляйпольский районный суд Запорожской области. Дело №315/396/16-к ( ) Суд признал протокол обыска недопустимым доказательством в связи с тем, что следователь привлекла к участию в обыске оперуполномоченных, которые согласно ст.3 ч.1 п.25 УПК Украины не относятся к участникам уголовного производства.

А ч.1 ст.236 УПК разрешает приглашать только участников уголовного производства.

Суд в приговоре указал:

«Участие не участников уголовного судопроизводства при проведении обыска жилища или иного владения лица является незаконным, так как такое следственное действие как обыск проведено с нарушением его существенных требований, предусмотренных ч.1 ст.236 УПК Украины, что свидетельствует о грубом нарушении права человека на неприкосновенность жилища, предусмотренного ч.1 ст.30 Конституции Украины.»

6. Приговор от 18.04.2017 года. Славянский горрайонный суд Донецкой области.

Дело №243/3592/16-к ( ) Суд признал протокол недопустимым доказательством, т.к.

понятые, которые были допрошены в качестве свидетелей, не подтвердили, что при них были найдены и изъяты денежные средства.

Глава 9Деятельность адвоката в Конституционном суде

9.1.

Конституционное судопроизводствоКонституционный суд является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Конституционное правосудие для России относительно новый институт защиты прав и свобод граждан. Первый закон о Конституционном суде Российской Федерации был принят Съездом народных депутатов 12 июля 1991 г.

в соответствии, с которым 29 октября 1991 г. внеочередным (Пятым Съездом народных депутатов был избран первый состав Конституционного суда).

Работая на основе закона Конституционный суд, накопил опыт разрешения спорных вопросов и совершенствования собственных процедурных вопросов. Указом Президента «О Конституционном суде Российской Федерации» от 07.10.93 г. деятельность Конституционного суда РФ была приостановлена и 21 июля 1994 г.

был принят новый Федеральный Конституционный закон «О Конституционном суде Российской Федерации», устранивший выявленные недостатки прежнего закона, особенно в вопросах процедуры.

В частности полнее стали, представлены принципы Конституционного судопроизводства: независимость, коллегиальность, гласность, язык судопроизводства, устность разбирательства, непрерывность судебного разбирательства, состязательность и равноправие сторон. Конституционный Суд РФ обладает широкими полномочиями, реализация которых призвана обеспечивать в стране режим Конституционной законности, от уровня которой зависит действенность защиты граждан, государства и общества в целом.
Конституционный Суд РФ обладает широкими полномочиями, реализация которых призвана обеспечивать в стране режим Конституционной законности, от уровня которой зависит действенность защиты граждан, государства и общества в целом.

Важность задач стоящих перед конституционным судом подчеркивается тем, что в качестве представителя сторон допускаются лица имеющие ученую степень по юридическим специальностям. Исключение делается только для адвокатов.

Закон считает их достаточно подготовленными для столь важной миссии. Учитывая высокую сложность конституционного судебного контроля как с содержательной, так и процессуальной точек зрения признание за адвокатами высокопрофессиональных качеств имеет большое значение для усиления роли адвокатуры в защите прав и свобод граждан. Конституционное судопроизводство отличают ряд особенностей.

Во-первых, Конституционный суд не занимается установкой фактических обстоятельств дела, занимаясь этим только в той мере, в какой они могут повлиять на оценку конституционности оспариваемого закона или отдельных его положений. Поэтому задача адвоката сводится в этом вопросе к приведению убедительной правовой и научной аргументации своей позиции, попытаться помочь суду найти оптимальное научно-обоснованное решение. В Конституционном суде очень ограничены возможности выбора тактики отстаивания интересов клиента.

Публичность, яркость выступления в Конституционном суде не оказывают такого влияния как в обычных судах.

Необходимо уметь моделировать ситуацию и находить решение строго обоснованное законом. Во-вторых, Конституционный процесс в отличие от других видов процессов достаточно скоротечен.

Всего одна инстанция. Решения Конституционного Суда окончательны и не подлежат обжалованию и опротестованию. И поэтому адвокат лишен возможности какие-то доводы оставить на будущее или впоследствии чем-то дополнить свои доводы.

Их необходимо изложить суду сразу – иначе можно не изложить совсем.

В-третьих, у Конституционного суда нет прописанной процедуры исполнения его решений, т. е. отсутствует механизм принуждения государственных органов и их должностных лиц к выполнению решений Конституционного суда, если они добровольно ему не подчиняются.

Нередки случаи повторных обращений в Конституционный суд по одному и тому же вопросу, т.

к. первое решение никем не было выполнено.

Зачастую положительное решение Конституционного суда означает новое разбирательство, в основном судебное, того дела, по которому был применен нормативный акт, признанный неконституционным.

В-четвертых, защита конституционных прав и свобод в конституционном процессе реализуется не только через отстаивания прав конкретного человека, а в форме защиты прав и свобод всех лиц по отношению, к которым может быть применен оспариваемый правовой акт, т. е. всегда защищаются в общем публичные интересы. Например, Федеральный закон

«О высшем и послевузовском профессиональном образовании»

в одной из своих статей гласил, что заведующий кафедрой может исполнить эти обязанности до 65 лет.

Два человека обратились в Конституционный суд и этот пункт закона был отменен, а действие этого решения распространилось на десятки тысяч людей во всей стране. Напомним, что конституционность суда рассматривает следующие категории дел: 1) дела о соответствии Конституции РФ нормативных актов всех ветвей государственной власти (законы, указы президента, постановления правительства и др.); 2) дела по спорам о компетенции между федерацией и субъектами, между ветвями федеральной власти и т. п.; 3) дела о соответствии Конституций и уставов субъектов Федерации Конституции РФ; 4) договоров между федеральным центром и субъектами о разграничении полномочий и др.; 5) дела о конституционности законов по жалобам о нарушении конституционных прав и свобод граждан; 6) не вступивших в силу международных договоров РФ и договоров субъектов Федерации; 7) заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения в отношении Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления; 8) дела о толковании Конституции.

По всем этим делам может участвовать адвокат, т. к. поле его деятельности в конституционном суде достаточно широко.

9.2. Участие адвоката в подготовке слушания дела в Конституционном суде РФОдним из важных этапов работы адвоката в конституционном суде составляет стадия подготовки дела к слушанию. На этой стадии необходимо выбрать вариант позиции по делу, подобрать доводы в ее обоснование, определить круг возможных свидетелей, специалистов, экспертов подлежащих вызову в суд, определить перечень документов которые необходимо будет найти и представить суду. Начать эту стадию необходимо с рассмотрения вопроса имеет ли право на обращение в конституционный суд лицо, чьи интересы адвокат представляет.

В соответствии с Федеральным Конституционным законом о Конституционном Суде все физические лица имеют право на обращение в Конституционный суд, если их конституционные права затронуты.

Но лица не достигшие 16 лет, а также не дееспособные самостоятельно обратиться в Конституционный Суд не могут. Суд их жалобу не примет к производству.

От их имени в Конституционный Суд должны обращаться их законные представители. Несмотря на то, что в ч. 1 ст.96 Федерального Конституционного закона о Конституционном Суде записано право граждан на обращение.

Практика Конституционного Суда не ограничивает права иностранных граждан и лиц без гражданства на обращение в Конституционный суд если их конституционные права нарушены каким либо правовым актом, что нарушает Конституцию РФ.

Далее необходимо убедиться, что отсутствуют обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела в Конституционном Суде. Во-первых, вопрос может быть не подведомствен Конституционному Суду (п.1 ч.2 ст.40 ФКС о КС). Если обстоятельства это очевидно, то уже секретариат уведомит заявителя об отказе принятия дела к рассмотрению.

Если обстоятельства не очевидны, но присутствуют, то решение по этому вопросу принимает сам суд. Но необходимо учитывать, что непринятие Конституционным Судом материалы – направляются им по подведомственности и там где они получены к ним относятся более внимательно, чем если бы они поступили туда обычным путем.

Во-вторых, необходимо проверить не рассматривался ли ранее аналогичный вопрос Конституционным судом. Если рассматривался и состоялось итоговое решение, то Конституционный суд откажет в принятии жалобы, а если в производстве уже находится аналогичное дело, то он может их объединить в одно. Отказ в принятии дела Конституционным судом не исключает повторного обращения в Суд по этому же вопросу, но только в случае если существенно изменились обстоятельства.

Убедившись в отсутствии обстоятельств, препятствующих рассмотрению жалобы в Конституционном суде адвокат должен убедиться, что жалоба допустима и есть законные основания к направлению ее в Конституционный Суд РФ. В соответствии со ст. 36 ч. 2 ФКЗ о Конституционном Суде основанием для рассмотрения дела в порядке Конституционного правосудия является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции закон или иной нормативно-правовой акт, договор между органами государственной власти Федерации и ее субъектов и др.

вопросы рассмотрения, которых входят в концепцию Конституционного Суда РФ.

Однако эта норма касается в общем суда. Заявитель и его адвокат должны помнить, что в соответствии со ст.

37ФКЗ необходимо указывать в обращении конкретные основания обращения и свою позицию по этому вопросу. Жалоба должна устанавливать факт, что оспариваемый правовой акт затрагивает конституционные права и свободы граждан, а кроме того применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого заверено или начато.

Если по ходатайству адвоката с запросом в Конституционный суд обращается другой суд, то в этом запросе должно прозвучать прямое заявление о том, должен или не должен применяться этот нормативно-правовой акт и конституционен ли он. Обратимся к срокам обращения. Возможность обращения в Конституционный суд ограничена определенными сроками.

Заявитель вправе оспаривать конституционность правовых актов только со дня их официального опубликования, а международных договоров – до дня их вступления в действие. Заявление о даче заключения по запросу Совета Федерации о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президенту РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления – в течение месяца со дня принятия Государственной Думой решения о выдвижении обвинения (ст.109 ФКЗ).

По спорам о компетенции Конституционный Суд принимает ходатайства по истечении одного месяца после письменного уведомления заявителем органа или должностного лица о нарушении им компетенции заявителя (ст.93 ФКЗ). Если нормативный акт или другой документ принят до 1993 г., т. е. до вступления в силу Конституции РФ они могут быть обжалованы только по содержанию норм (ст.

86 ФКЗ). Указанные сроки носят пресекательный характер, и адвокат может сбросить свою позицию на факте их нарушения. Вопрос об оплате государственной пошлины регулируется Федеральным Конституционным законом о Конституционном Суде РФ и лишь в вопрос о льготах применяется положение Федерального закона РФ «О государственной пошлине» в редакции от 31.12.1995 г.

с последующими изменениями и дополнениями. При направлении обращения в Конституционный Суд должна быть оплачена государственная пошлина в размере, установленном в ст. 39 ФКЗ. Нарушение требования об уплате госпошлины является основанием для возвращения обращения заявителю. От уплаты госпошлины освобождаются лица, перечисленные в ст.

От уплаты госпошлины освобождаются лица, перечисленные в ст.

5 закона о госпошлине. Кроме того, не оплачиваются пошлиной запросы судов, запросы о толковании Конституции, ходатайства Президента РФ по спорам о компетенции, если он не является их стороной, а также запросы о даче заключения в порядке п. 7 ст. 125 Конституции (часть 3 ст.

39 ФКЗ). Конституционный Суд вправе своим решением освободить гражданина, с учетом его материального положения, от уплаты госпошлины или уменьшить ее размер. Подача соответствующего мотивированного заявления допускается на любой стадии процесса. По результатам его рассмотрения суд выносит определение (параграф 68 Регламента Конституционного Суда Российской Федерации).

Госпошлина, уплаченная при обращении в суд в размере, установленном законом, действовавшем в тот период времени, не может быть пересмотрена в сторону увеличения ни при каких обстоятельствах. Судебные расходы связанные с рассмотрением дел в Конституционном суде стороны несут за свой счет.

В ст. 100 ФКЗ о Конституционном Суде РФ говорится о том, что по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод, если закон или отдельная его статья признаны неконституционными судебные расходы подлежат возмещению в установленном порядке.

Правда такой порядок до настоящего времени не установлен.

Судебной практики так же нет. Можно обратиться в суд общей юрисдикции с иском к проигравшей стороне, т.

к. согласно сложившейся практике расходы оплачивает проигравшая сторона.

Что касается текста обращения в Конституционный суд, то основные требования к нему закреплены в ст.37 Федерального Конституционного закона о Конституционном Суде РФ. Оно должно быть составлено в письменной форме, подписано самим заявителем, либо уполномоченным лицом.

Обращение непременно должно быть адресовано непосредственно Конституционному суду, т. к. если оно будет направлено Председателю или судье, то они будут рассматривать его как письмо во внесудебном порядке.

Органом конституционного контроля является только сам суд в полном составе. В обращении указываются полные данные заявителя. Отдельно указываются данные представителя со ссылкой на все документы (например, ордер юридической консультации для адвоката или диплом ученой степени для представителя не адвоката).

Обращение должно включать полное официальное наименование и адрес государственного органа, издавшего акт на который подана жалоба и приводятся нормы Конституции РФ и Федерального Конституционного закона о Конституционном суде РФ дающее право на обращение в суд. В описательной части указывается точное и полное название, номер, дата принятия и опубликования, источник опубликования и иные сведения об акте, подлежащем проверке, либо о положениях Конституции, о толковании которых просит заявитель. В мотивировочной части излагается позиция заявителя и дается ее правовое обоснование, в котором адвокату необходимо помимо ссылок на букву и дух Конституции РФ привести соответствующие научные доктрины, включая зарубежные, международную практику и практику других государств в области регулирования подобных споров.

Резолютивная часть должна содержать четкое требование заявителя к Конституционному Суду.

Эту часть документа рекомендуется формулировать аналогично тому, как составляются резолютивные части итоговых решений самого суда о признании неконституционными законов, иных нормативных актов или соответствующих договоров. Завершается обращение перечнем прилагаемых к нему документов, который должен состоять из: а) документа подлежащего проверке; б) документа подтверждающий полномочия представителя только в подлиннике; в) документа подтверждающий факт применения оспариваемого правового акта; г) документа подтверждающие позицию обратившихся; д) квитанции об уплате госпошлины; е) списки свидетелей и экспертов, которых необходимо, по мнению заявителя, заслушать в судебном заседании; ж) в случаях не терпящих отлагательства заявитель может ходатайствовать перед Конституционным судом до принятия решения, чтобы суд обратился к соответствующим органам или должностным лицам с предложением о приостановке действия оспариваемого акта, что разрешено суду ст. 42 закона. Если обращение не соответствует требованиям ст.

37 или к нему не были приложены документы, прямо перечисленные в ст. 38 этого конституционного закона, суд не вправе отказать в принятии его к рассмотрению, так как в ст.

43 приведен исчерпывающий, то есть не подлежащий расширительному толкованию перечень оснований отказа.

Но это заявление также и не может быть принято судом, поскольку имеет недостатки, которые могут быть устранены только самим заявителем. Поэтому заявитель просто должен устранить имеющиеся недочеты в обращении и после этого вновь может направлять материалы в Конституционный Суд, а чтобы этих недочетов не было адвокат должен подключится к составлению документов на первоначальном этапе.

Адвокат и его доверитель вправе также не согласиться с решением секретариата суда о несоответствии обращения требованиям закона и настаивать на рассмотрении дела по существу.

В этом случае должно быть подано в суд соответствующее заявление, в котором необходимо обосновать свое несогласие с позицией секретариата.

Данное заявление и обращение в суд проверяются судьей или несколькими судьями, и результаты проверки докладываются на пленарном заседании состава суда не позднее месяца со дня поступления заявления.

Если решение секретариата будет признано необоснованным, суд выносит решение о принятии обращения к рассмотрению. Если суд сочтет, что секретариат прав, то это тоже подтверждается решением суда, которое уже окончательно к пересмотру не подлежит.

Заседания Конституционного суда могут быть открытыми или закрытыми. Если рассматриваются сведения, которые могут повредить клиенту в результате огласки адвокат может ходатайствовать о закрытых судебных заседаниях. Тоже имеет место, если вопрос касается государственной или военной тайны.

Если в ходе заседаний конституционного суда заявителю или адвокату потребуются дополнительные свидетели или документы, то он вправе обратиться с ходатайством об их вызове или истребовании документов. Не все ходатайства суд обязан удовлетворять, но если оно достаточно мотивированно, то суд как правило его удовлетворяет.

Правообладателям!Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста).

Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то .

Читателям!Оплатили, но не знаете ? Страницы книги: 9 | | 

Защита Игоря Пушкарёва: Доказательства получены незаконным путём

Справки по счетам могут выдаваться только при наличии согласования с руководителем следственного органа. В данном случае согласования не было.

Справки получены незаконным путём, поэтому не могут быть приобщены к делу, — отметил адвокат Константин Третьяков. — Кроме того, сведения по счетам изучены и представлены выборочно, что нарушает принцип состязательности.

Защита не имеет доступа к этим данным, мы знакомимся с ними только в том виде, в котором их озвучивает следствие. Сведения, необходимые для защиты, не представлены, что опять же, нарушает принцип состязательности». Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме того, защитники ещё раз подчеркнули, что информация по поставкам строительных материалов требует детального анализа. «Частично мы провели этот анализ.

Автор статьи: Сергей СиницынДоброго времени суток, Сергей. Я чуть менее 12 лет работаю юристом. Считая себя специалистом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные задачи.

Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны с целью донести как можно доступнее всю необходимую информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

✔ ✉ Оцените статью: Оценка 5 проголосовавших: 4 ПОДЕЛИТЬСЯ

Порядок исключения улик из дела

Перед тем как дело переходит от следователя в суд, необходимо составить обвинительное заключение. Этот документ является самым важным, ведь именно по описанным там фактам человека привлекают к ответственности. Достаточно часто следователь допускает ошибки при составлении заключения, и его согласно законодательству, нельзя допускать для рассмотрения в судебном порядке.

Оспорить заключение можно, если:

  1. факты в его содержании заменены выводами следователя, но при этом подобные выводы ничем не аргументируются, и не подтверждаются;
  2. в заключении перечень доказательств представлен без описания. Каждая даже самая маленькая улика, должна иметь процессуальный статус и быть четко описана, ее приобщение к делу должно быть аргументировано.
  3. имеет место искажение информации, полученной от свидетелей, потерпевшего или других участников процесса, путем внедрения новых фактов и обстоятельств по делу;
  4. в заключении есть цитаты, которые носят исключительно обвинительный уклон. Пока вина человека недосказана в суде, действует презумпция невиновности, и обвинять в чем-то безосновательно – грубое нарушение;
  5. считается нарушением отсутствие в заключении доводов в пользу обвиняемого;

Если заключение составлено с ошибками, его необходимо оспорить, составив соответствующее заявление на имя прокурора или судьи. Все данные должны быть проверены адвокатом, только так вы сможете себя защитить от недостоверных и необоснованных обвинений. Чтобы исключить другую улику из материалов дела, которую сторона читает недопустимой, необходимо также составлять ходатайство об исключении доказательства.

В своем обращении на имя судьи необходимо указать основание для признания улики неправомочной. Суд удовлетворяет или отклоняет ходатайство, чаще все же факты исключаются из дела. Регулирует это процессуальное действие ст. 235 УПК РФ. Иногда судья для принятия решения по ходатайству, может вызвать свидетеля, который имеет прямое отношение к недопустимой улике.
235 УПК РФ. Иногда судья для принятия решения по ходатайству, может вызвать свидетеля, который имеет прямое отношение к недопустимой улике.

Если сторона-оппонент не против исключения улики из материалов дела, то ее во внимание больше не принимают.

В случае, если сторона защиты настаивает на удалении улики, то прокурор, как главный обвинитель, будет настаивать на обратном. Если другой фигурант заседания против удаления или за ее удаление из материалов дела, то свою позицию он должен отстаивать самостоятельно.

В случае, если дело рассматривается в суде присяжными, никто их участников рассмотрения ходатайства об удалении улики, не должен распространять информацию о том, какая именно улика была признана недопустимой, иначе это повлечет за собой неправомерные последствия. Существуют в судебной практике прецеденты, когда доказательства, добытые незаконным путем, признавались допустимыми, так как сторона защиты подавала соответствующе прошение. К большому сожалению, все же больше случаев в судопроизводстве, когда доказательства недопустимые таковыми не признаются и на них базируется приговор.

Конечно, это не правильно, и нарушает все установленные нормы законодательства, но для этого и существует возможность подавать апелляцию на решения суда, который принял во внимания недостоверные факты и сведения. Оцените публикацию, это поможет нам стать лучше: Загрузка… Источник: https://yurister.ru/ugolovno-protsessualnyy-kodeks/nedopustimye-dokazatelstva-v-ugolovnom-protsesse.html

Ходатайство о недопустимости доказательств

Ходатайство об исключении доказательств образец теоретические вопросы признания доказательств недопустимыми уже были рассмотрены в одной из публикаций доказывание в уголовном процессе. Ограничения этого права допускаются только в случаях и в порядке, являются недопустимыми.

Предметными доказательствами будут являться вещественные и письменные доказательства.

Что я имею право требовать в суде по поводу этих документов. Презумпцию невиновности гарантируют не только эти положения МПГПП и ЕКПЧ; она подкрепляется также двумя правами, которые гласят, что каждый имеет право не быть принуждаемым давать показания против самого себя или к признанию себя виновным.

Таким образом, уже сейчас очевидно, что расследование дела так называемых «украинских диверсантов» проходит в условиях грубейшего нарушения их права на презумпцию невиновности, которая, кстати, закреплена в качестве фундаментального начала (принципа) уголовного судопроизводства РФ (ст.14 УПК РФ). 59 ГПК суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Отсюда относимыми доказательствами признаются судом только те, которые имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При решении вопроса об относимости доказательств важно: 1) определить, имеют ли значение для дела факты, для установления которых предлагается доказательство; 2) может ли доказательство подтвердить или опровергнуть относимый к делу факт. Спасибо. Жду ответ. Читать ответ » Гражданский процессуальный и арбитражный процессуальный закон предъявляет довольно жесткие требования к доказательствам, представляемым участниками процесса.

  1. Их также не разрешается взять в основу обвинения или же использовать обстоятельства для доказывания, предусмотренных в ст.
  2. Поскольку у таких доказательств нет юридической силы.
  3. В числе основных требований к доказательствам по гражданским делам можно указать на требования относимости и допустимости, которые формулируются Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — ГПК) и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — АПК) примерно сходным образом (ст.

73 действующего Кодекса.

Отметим, что могут представляться в различных формах. Например, фактические данные, которые имеют особое значение для правильного решения дела, суд может получить на основании объяснений третьих лиц или одной из сторон (включая их представителей).

Определение надлежащих субъектов действий по сбору доказательств

Нормами уголовно-процессуального законодательства определен круг субъектов, которые наделяются правом проводить сбор, исследование улик в рамках уголовного судопроизводства:

  1. следователи;
  2. прокуроры;
  3. судьи.
  4. адвокаты обвиняемого;
  5. дознаватели, иные должностные лица органов дознания;

Результатом деятельности таких лиц должны быть именно разного рода доказательства.

Другим участникам судебного процесса дается возможность предоставлять в рамках дела различные сведения, предметы, документы. Важно! Однако все эти улики будут признаны доказательствами лишь в случаях их приобщения к собранной доказательной базе материалов досудебного расследования следственными органами или по решению суда.

Сбор, исследование улик могут производить следователи, прокуроры, адвокаты, судьи Надлежащие субъекты сбора, исследования доказательств должны соответствовать определенным требованиям законодательства. Прежде всего, по отношению к ним отсутствуют основания для отводов от участия в процессе. Существуют и другие условия, при которых названые участники расследуемого дела будут обладать правами по сбору и исследованию улик.

Для следователей:

  1. после принятия официального решения о возбуждении дела или утверждении отдельных решений о начале соответствующего уголовного производства;
  2. при соблюдении требований к подследственности дела;
  3. при включении в следственную группу, созданную по решению прокуратуры для проведения предварительных следственных мероприятий.
  4. в случаях отдельного поручения следователей другой территориальной подследственности;

После принятия официального решения о возбуждении дела следователи могут приступить к сбору улик В отношении дознавателей действуют аналогичные условия признания их надлежащими субъектами сбора улик. При этом производство дознаний должно осуществляться в качестве самостоятельных форм досудебного предварительного следствия. Важно! К проведению мероприятий дознания не могут допускаться лица, которые в рамках этого же уголовного дела проводили или проводят действия оперативно-розыскного характера.

Для других должностных лиц органов дознания:

  1. если следователем или прокурором дано письменное предписание о необходимости в проведении отдельных следственных мер сотрудниками органов дознания;
  2. в протоколы следственных мероприятий внесены соответствующие отметки о возможности привлечения представителей органов дознания для осуществления действий оперативно-розыскного характера.
  3. в случаях наличия оснований для проведения следственных мероприятий неотложного характера;

Проводить дознание не могут лица, которые в рамках того же уголовного дела проводят действия оперативно-розыскного характера Для прокуроров:

  1. после официального принятия в свое производство данного уголовного дела;
  2. в случаях личного участия в предварительном следствии, его отдельных этапах или мероприятиях.

Для судей:

  1. после официального получения дела к рассмотрению при соответствующем распределении председателем или коллегиальным органом суда.
  2. в случаях соблюдения требований законодательства о подсудности дел;

Для адвокатов предусмотрены такие способы сбора допустимых доказательств:

  1. путем сбора документов, предметов, сведений, которые касаются к обстоятельствам данного уголовного производства;
  2. с помощью сбора касающихся дела характеристик, различных справок, иной документации.
  3. посредством опросов участников рассматриваемого дела на условиях их добровольного согласия;

Адвокаты могут опрашивать участников рассматриваемого дела, собирать документы, предметы, относящиеся к преступлению, и проч. Важно! Полномочия собирать допустимые доказательства адвокаты приобретают после заключения соответствующих соглашений с подзащитным или в случае назначения защитником в данном судебном процессе.

4. Какие доказательства могут признаться сдом, как незаконно собранные?

4.1. Какие доказательства могут признаться сдом, как незаконно собранные?

Невозможно предсказать поскольку мы не видим те доказательства которые предъявлены суду стороной процесса. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению.

Вам помог ответ? Да Нет 4.2. УПК РФ, Статья 75. Недопустимые доказательства 1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся: 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса. Вам помог ответ? Да Нет

Порядок признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Чтобы улику признали юридически недействительной, стороны подают ходатайство об исключении данной улики из дела. В прошении указывается основание для признания факта неправомочным.

Суд либо удовлетворяет ходатайство,либо отказывает в удовлетворении.

Но чаще факты исключаются из дела. Данное процессуальное действие регулирует ст.

235 УПК РФ. В статье сказано, что подаваемое ходатайство содержит:

  1. улику, которую требуется исключить;
  2. обоснования, подтверждающие необходимость исключения сведений, при условии, что они зафиксированы в УПК.

Суд для удовлетворения ходатайства вправе вызвать на допрос свидетеля, имеющего отношение к исключаемой улике. После допроса к делу приобщается документ, который указан в ходатайстве.

Если другая сторона не согласна с исключением улики, то председательствующий вправе показать документы, касающиеся удаляемой улики.

Поданное ходатайство рассматривается сразу же после его подачи. Если у председательствующего такой возможности нет, то на рассмотрение просьбы и вынесения решения председательствующему положено трое суток. Когда сторона защиты настаивает на исключении сведений или вещей из расследуемого дела, то сторона обвинения в лице прокурора отстаиваетобратное.

Если же другой участник судопроизводства просит удалить сведения, то он должен сам доказывать необходимость этого. Если дело рассматривается судом присяжных, никто из участников суда не вправе сообщать присяжным, какие сведения или вещи признаны недопустимыми и удалены. В противном случае это нарушение законодательства, которое повлечет за собой негативные последствия.

Важно четко соблюдать установленные законом правила исключения доказательств, в противном случае изменение правил не поможет добиться ничтожности этих данных.

Разделение данных на правомочные и неправомочные – это яркий пример асимметричности оценки их правомерности.

Доказательства, которые получены незаконным способом, признаются допустимыми, если сторона защиты подает об этом прошение.

В судебной практике зафиксированыслучаи, когда недопустимые доказательства использовались судом, несмотря на нарушение УПК. В таком случае сторона обвинения или сторона защиты должны настаивать на исключении данных из материалов дела и отказе в рассмотрении. Если председательствующий не удовлетворяет ходатайство, то решение председательствующего по делу обжалуется в высшей инстанции с предъявлением документов, подтверждающих неправомерность улик.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/protsess/nedopustimye-dokazatelstva

Заключение

Чтобы отстоять свою позицию в суде, необходимо предоставлять суду весомые доказательства, подтверждающую позицию по делу, а также правильно себя в суде вести. Это основа основ. Правильное поведение участника заседания благоприятно предрасположит суд.

Неправильное, т.е. вызывающее и дерзкое поведение участника будет наказано. Что же касается доказательств, то если на основании нельзя будет выносить решение, то в таком случае они будут просто бесполезны и в итоге желаемого результата не принесут.

Статья 75. Недопустимые доказательства

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся: 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса. 1.Допустимость – это соответствие доказательства требованиям уголовно-процессуального права, т.е. наличие у него надлежащей процессуальной формы.

Отступление от этой формы может привести к недопустимости доказательства, т.е. лишению его юридической силы и невозможности использования в процессе доказывания. В части первой комментируемой статьи недопустимость доказательства связывается с нарушением лишь требований самого УПК, однако, согласно ч.

2 ст. 50 Конституции РФ

«при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»

.

Конституция, таким образом, признает недопустимыми доказательства, собранные субъектами доказывания с нарушением любого федерального закона, а не только УПК РФ. Конституционная норма в случае коллизии имеет преимущество перед отраслевой, поэтому ч. 1 ст. 75 УПК РФ следует, на наш взгляд, толковать расширительно – в соответствии с текстом Конституции РФ.

В противном случае доказательства, полученные органом дознания, например, в результате незаконных оперативно-розыскных мероприятий, и оформленные с внешним соблюдением уголовно-процессуальной формы могли бы считаться допустимыми. Например, оперативными сотрудниками органа дознания была проведена проверочная закупка наркотического вещества с последующим проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц без получения на то предварительного разрешения суда, несмотря на то, что этого требует часть 2 статьи 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Если полученное в ходе такой закупки наркотическое вещество, и обнаруженные у продавца денежные купюры были осмотрены с соблюдением процессуальных правил, то по прямому смыслу комментируемой нормы УПК они должны были бы признаваться допустимыми доказательствами, ибо требования настоящего Кодекса формально нарушены не были.

Однако это противоречит федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» и Конституции РФ, поэтому собранные таким способом доказательства на самом деле недопустимы. Иное может привести к подмене процессуальных действий оперативно-розыскными в целях незаконного добывания будущих доказательств, когда процессуальная форма используется в качестве «ширмы» для нарушения конституционных прав личности. ) 2. В части второй комментируемой статьи дается открытый перечень случаев, когда доказательство должно быть признано недопустимым.

Так, к недопустимым доказательствам отнесены показания подозреваемого или обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника и не подтвержденные им в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75). Это положение служит важной гарантией против самооговора и признания вины обвиняемым и подозреваемым под воздействием физического или психического насилия, применение которого, благодаря данной норме, практически теряет всякий смысл.

Обращает на себя внимание то, что условие отсутствия защитника включает в себя и отказ от защитника самим обвиняемым или подозреваемым.

Таким образом ставится преграда попыткам недобросовестных следователей и работников органов дознания склонить обвиняемого и подозреваемого к формально добровольному отказу от защитника, за которым обычно стоит вынужденный отказ от защитника либо незаконная попытка «обменять» признательные показания на облегчение положения обвиняемого, подозреваемого (обещание не применять в качестве меры пресечения заключение под стражу, содействовать прекращению уголовного преследования и т.п.). 3. В пункте 2 части 2 этой статьи подтвержден и ранее имевший аналог в УПК РСФСР (ст.

74) запрет на показания «по слуху», т.е. показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Основаниями данной нормы является, во-первых, то соображение, что доказательством могут служить лишь сведения о конкретных обстоятельствах дела, но не предположения и догадки, и, во-вторых, то, что сведения, основанные на слухах или полученные из неизвестных источников, весьма ненадежны, а их проверка часто бывает крайне затруднительна. В то же время, в отличие от показаний свидетеля, законодатель не счел необходимым объявить недопустимыми показания потерпевшего, если тот не может указать источник своей осведомленности.

Очевидно, предполагается, что потерпевший как правило сам является первоисточником данных о совершенном преступлении и редко может давать показания по слуху. 4. Недопустимыми, согласно пункту 3 части 2 настоящей статьи, являются и все иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Часто полагают, что любое процессуальное нарушение, т.е.

отступление буквально от всякого предписания, содержащегося в нормах закона, касающихся собирания и проверки доказательств, ведет к утрате полученных таким путем сведений качества допустимости. Следует, однако, учесть, что речь в комментируемой статье речь идет о нарушении требований Кодекса в целом, а не отдельных его предписаний. Если закон предусматривает средства и способы, с помощью которых можно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение принципов уголовного судопроизводства, то при успешном применении таких средств и способов уже нельзя сказать, что такое доказательство использовано для доказывания в нарушение закона.

Так, например, непредупреждение свидетеля о его праве не давать показания против себя и своих близких несомненно является весьма серьезным процессуальным нарушением.

Однако, если будет доказано (в том числе, и объяснениями самого свидетеля), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний, а значит, и на сохранение равенства сторон, суд, как нам представляется, вправе признать полученные показания допустимыми.

Нельзя утверждать, что такое доказательство использовано судом в нарушение закона, так как именно с помощью средств и способов, предусмотренных законом, процессуального нарушения было нейтрализовано. Нарушения, поддающиеся опровержению, следует, на наш взгляд, считать устранимыми, или опровержимыми.

Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для принципов состязательного судопроизводства, ее результаты в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а допущенные нарушения неустранимыми.

Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признательных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате такого нарушения процесс перестал отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении. Возместить правосудию столь жестокий урон невозможно.

Вместе с тем, не все процессуальные нарушения (даже неустранимые), допущенные в ходе производства по делу, являются существенными для получения доказательств. Так, присутствие в зале, где происходит судебное следствие, лиц, в возрасте до 16 лет, является процессуальным нарушением (ч.

6 ст. 241), но несущественным для получения доказательств, а потому не может уничтожить их допустимости. () 3. Представляется, что существенными и неустранимыми процессуальными нарушениями при собирании доказательств, влекущими признание полученных доказательств недопустимыми, являются следующие: ·Применение одной из сторон (обычно уголовным преследователем) к другой (как правило, к обвиняемому или подозреваемому) физического или психологического принуждения без законных на то оснований, а также применение таких методов расследования, которые могут нарушить ее способность к правильным суждениям и принятию адекватных решений.

·Прямое введение в заблуждение одной из сторон (обычно обвиняемого или подозреваемого) относительно ее прав, а также умолчание о них там, где без разъяснения прав невозможно обеспечить реальное равенство сторон; ·Ограничение при доказывании обстоятельств дела исследованием производных источников доказательств, если имеется фактическая возможность представления (достижимость) первоисточников. Равенство стороны, против которой направлены доказательства, в таком случае страдает, так как возможность проверки достоверности информации по производным источникам, как правило, затруднена.

Так, оглашение в судебном заседании протокола допроса свидетеля взамен его непосредственного допроса лишает другую сторону возможности задать свидетелю необходимые вопросы; представление копии документа может ограничить возможности его экспертного исследования и т.д. ·Наличие оснований для отвода судьи, прокурора, дознавателя, следователя, прокурора, участвовавших в собирании доказательств. ·Незаконное изменение субъектного состава процессуальных правоотношений, способное изменить установленный законом баланс сил в пользу одной из сторон (нарушение правил подследственности, незаконное участие в проведении предварительного следствия ненадлежащих следователей, органов дознания и их сотрудников и т.д.).

Произвольное нарушение правил подследственности порождает неустранимое сомнение в независимости государственного органа, но пристрастность публичного обвинителя несовместима в состязательном процессе с принципом равенства сторон. ·Суд допускает в процесс представленные стороной доказательства, полученные с процессуальными нарушениями, которые объективно оставляют неустранимые сомнения в достоверности полученных данных. Суд, допуская подобные доказательства, как бы принимает их на веру и, тем самым, попадает в зависимость от добросовестности или недобросовестности представившей их стороны.

Например, при проверке в суде протокола обыска выяснилось, что понятые, принимавшие участие в этом следственном действии, являются штатными сотрудниками органа дознания и, следовательно, зависимы по службе от его руководства.

Сам факт нарушения точного и ясного требования закона о том, что понятыми могут быть лишь незаинтересованные в деле лица (ч.

1 ст. 60), порождает сомнения в объективности проведения обыска и достоверности полученных результатов. Закрыв глаза на этот дефект, суд принимает на веру сомнительное доказательство и теряет часть своей независимости (в данном случае от стороны обвинения). Точно так же вызывают неустранимые сомнения результаты предъявления для опознания, если опознающий прежде не был подробно допрошен о приметах и признаках, по которым он собирается произвести опознание объекта и т.д.

4. В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, в УПК РФ предусмотрены гарантии своевременного выявления и блокирования недопустимых доказательств. Согласно ч. 3, 4 ст. 88, при наличии на то оснований, прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст. 234 и 235, 271 (см. комментарий к указанным статьям). 5. Согласно ч. 1 ст. 125 УПК

«постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их действия (бездействие) и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту проведения предварительного расследования»

.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Главы 2 («Права и свободы человека и гражданина») Конституции конституционным правом является, в частности, исключение из процесса доказательств, полученных с нарушением закона. Следовательно, незаконные действия или бездействие органов расследования и прокурора, а также их решения при получении доказательств, принятые с нарушением закона (о приобщении к делу, о принудительном освидетельствовании, осмотре против воли лиц и т.д.), могут быть обжалованы в суд с требованием об исключении соответствующих незаконно полученных доказательств. Представляется, что отказ в удовлетворении ходатайств о собирании относящихся к делу доказательств также можно обжаловать, поскольку это нарушает, во-первых, конституционное право (ч.

4 ст. 29 Конституции) свободно искать информацию, а во-вторых, международные нормы и стандарты (например, право иметь достаточные возможности для подготовки своей защиты; на очную ставку (подпункты (b) и (d).

п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека). 6. Согласно ч. 3 ст. 14, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. На наш взгляд, это правило распространяется и на толкование сомнений в отношении допустимости доказательств.

Так, если следователь, прокурор, дознаватель, суд получили оправдывающее обвиняемого доказательство с нарушением законного порядка, оно по ходатайству стороны защиты должно быть признано допустимым, ибо в любом случае порождает определенные сомнения в виновности обвиняемого (т.н.

асимметрия при оценке доказательств).

Бремя доказывания при ошибках обвинения не может быть возложено на обвиняемого. Иначе должен решаться вопрос, когда сторона защиты представила доказательства, полученные ей самой с нарушением закона.

В этих случаях доказательства могут быть признаны недопустимыми, при условии если факт нарушения закона стороной защиты вне всякого сомнения доказан обвинителем. Основанием для этого вывода может служить не только ч. 1 ст. 75 УПК, но и конституционная норма, устанавливающая, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию только законным способом (ч.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+