Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Предмет и объект кражи

Предмет и объект кражи

Основные формы

В соответствие с УК РФ и в зависимости от способа, выделяют следующие формы хищения:

  • разбой – хищение с помощь нападения, совершенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, либо соединенного с угрозой причинения такого насилия (ст.162 УК);
  • растрата — трата вверенного виновному имущества помимо воли собственника (ст.160 УК).
  • присвоение – обращение вверенного виновному имущества против воли собственника (ст. 160 УК);
  • кража – тайный способ хищения (ст. 158 УК);
  • грабеж – открытый способ хищения (ст. 161 УК);
  • мошенничество – хищение путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 159-159.6 УК);

Подробнее о видах хищения, их признаках и понятиях вы узнаете из нашего материала.

Глава 2. Понятие хищения в современном уголовном законодательстве.

§ 1.

Объект и предмет хищения. До принятия Федерального закона от 1 июля 1994 года в уголовном законодательстве не было легального определения хищения. В теории уголовного права предпринималось множество попыток дать хищению научное определение, но ни одно из этих определений не получило всеобщего признания. Законодательное определение хищения впервые сформулировано в абзаце 1 примечания к ст.144 УК в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 года.

Понятие хищения, данное в примечании к ст.144 УК в редакции ФЗ от 1 июля 1994 года сохранилось и в новом УК РФ, принятом в 1997 году.

Понятие хищения, определение которого дается в п.1 примечания к ст.

158 УК РФ, имеет основополагаю­щее значение не только для установления признаков кражи, но и для решения многих вопросов квалификации других преступлений против собственности. Под хищением в статьях Уголовного Кодекса РФ понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Имущество — это материальное содержание, вещественный состав отношений собственности. Рассматри­вая имущество в качестве предмета посягательства, его в то же время нельзя исследовать в отрыве от объекта преступления.

Объект и предмет — это соотносимые категории, лежащие в одной плоскости явлений.

Поскольку вещественные предметы есть материальная предпосылка имущественных отношений, предмет посягательства должен признаваться составной частью, элементом объекта преступления, так как отношения собственности вне связи с имуществом не существуют.

Именно путем воздействия на имущество ущерб причиняется самим отношениям собственности.

Уничтожение, изменение или устранение вещей из сферы конкретных общественных отношений либо нарушает эти отношения, либо даже прекращает их существование. Например, кража вещей нарушает отношения собственности, а их уничтожение вовсе прекращает те отношения, которые существовали по поводу этих вещей как части имущества. Таким образом, имущество представляет собой предмет хищения, который следует отличать от объекта — общественных отношений.

По своим физическим признакам (физический признак предмета хищения) имущество характеризуется тем, что оно воплощено в материальных, вещественных телах, различных предметах объективного мира, которые могут находиться в любом физическом состоянии, быть неодушевленным или одушевленным, иметь самостоятельное значение или исполнять роль принадлежности другой, главной вещи. Предмет хищения всегда материален, является частью материального мира, то есть обладает признаком вещи.

Не могут быть признаны предметом хищения как имущественного преступления идеи, взгляды, проявления человеческого разума, информация. О хищении интеллектуальной собственности можно говорить лишь в переносном смысле, имея в виду, к примеру, плагиат (ст. ст. 146, 147 УК), или неправомерное использование компьютерной информации (ст.

272 УК). Не может быть предметом хищения (вследствие отсутствия вещного признака) электрическая или тепловая энергия. Незаконное или самовольное использование в корыстных целях этих видов энергии может образовывать состав иного преступления против собственности, предусмотренного ст. 165 УК РФ. С физической стороны имущество как предмет хищения может быть как движимым, так и недвижимым.

На основании пункта 1 ст. 130 ГК РФ «к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.

е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество».

В соответствии с пунктом 2 этой статьи

«’вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом»

. Как правило, вещь, выступающая в качестве предмета посягательства, относится к категории так называемых движимых вещей, которые могут перемещаться в пространстве без утраты своих полезных качеств.

Однако при совершении таких преступлений как мошенничество или вымогательство, посягательство может быть направлено и на вещи, относимые к числу недвижимых: жилой дом, гараж и другие. Поэтому предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. Вследствие этого, признак подвижности имущества не имеет значения для определения хищения.

Некоторые виды подвижного имущества по своим объективным свойствам практически не могут быть похищены тайно (дом, квартира, земельный участок) но могут быть похищены путем обмана, насилия или угрозы. Так, в последнее время участились случаи хищения приватизированных квартир. Кроме того, практика показывает, что «недвижимое» имущество в отдельных случая может быть обращено в «движимое» (разбор и перевозка индивидуального жилого дома: снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж линии связи).

Признание недвижимого имущества предметом хищения вовсе не означает, что такое имущество может быть предметом любой формы хищения. Теоретически и практически оно может являться предметом мошенничества, присвоения, растраты и хищения путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением.

Вместе с тем в качестве предмета кражи, грабежа, разбоя абсолютно не могут выступать земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса и т.

п., то есть то, что вообще не поддается изъятию. Преступления против собственности совершаются с целью противоправно присвоить материальные плоды чужого труда и получить вещественную имущественную выгоду. Поэтому не могут быть признаны предметом посягательства различные духовные ценности: мысли, гипотезы, мелодии и другие идеи, еще не нашедшие своего материального воплощения в книге, картине, партитуре симфонии и т.д.

Поэтому не могут быть признаны предметом посягательства различные духовные ценности: мысли, гипотезы, мелодии и другие идеи, еще не нашедшие своего материального воплощения в книге, картине, партитуре симфонии и т.д.

Входящие в состав имущества вещи способны удовлетворять потребности их владельцев либо непосредственно (продукты питания, мебель, одежда, автомашина и т.д.), либо опосредствованно (деньги, ценные бумаги и др.). Но в любом случае имущество представляет собой совокупность таких вещей, которые обладают определенной потребительской ценностью, способны удовлетворять те или иные материальные или духовные потребности человека.

Именно в этом и состоит экономическое свойство имущества. Но, чтобы выполнять функцию предмета преступного посягательства, вещь вместе с определенной потребительской ценностью должна иметь и меновую (рыночную) стоимость, т.е. выступать как овеществление человеческого труда, обладать объективной, а не только чисто субъективной ценностью.

Имущество, если его рассматривать с позиции экономической, хозяйственной, — это совокупность таких вещей и предметов, в изготовление, добычу, выращивание или иное производство которых вложен общественно полезный труд. И напротив, не может быть признан элементом имущества предмет, который не был “обременен” предшествующим трудом.

Поэтому стоимость вещи есть показатель заложенного в ней, овеществленного труда, его мера и количественная определенность. Упомянув такие экономические показатели, как потребительская и меновая стоимость, мы делаем вывод, что продукт общественного (или иногда личного) производства, выступающий в качестве предмета имущественных преступлений, участвует в отношениях обмена как товар. Следовательно, чтобы быть предметом преступного посягательства, вещь должна иметь не только потребительскую ценность (полезность), но и стоимость, обладая в силу этого способностью участвовать в гражданском обороте, в товарно-денежных отношениях, быть товаром.

То есть, вторым признаком предмета хищения является экономический. Предметом хищения, может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность.

Обычное выражение ценности вещи — ее стоимость, денежная оценка.

Поэтому деньги, валютные ценности и другие ценные бумаги, являющиеся эквивалентом стоимости, тоже могут быть предметом хищения.

Существует особая историческая, научная или культурная ценность предметов или документов, являющихся предметом преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 164 УК РФ. Ценность иностранной валюты, ценных бумаг в иностранной валюте определяется в рублях по курсу Центрального банка России на день совершения хищения, а драгоценных металлов и драгоценных природных камней, за исключением ювелирных и других бытовых изделий и лома таких изделий, — в соответствии со специальным порядком, установленным законодательством РФ.

Стоимость имущества, находящегося в пользовании, определяется с учетом износа.

И, напротив, не могут быть предметом хищения вещи, практически утратившие хозяйственную ценность, или природные объекты, в которые не включен труд человека. Последнее обстоятельство имеет значение для отграничения хищений от ряда экологических преступлений.

Незаконное обращение в свою собственность продуктов природы, извлеченных из естественного состояния благодаря приложению труда, образует хищение. Например, изъятие выловленной рыбы из сетей рыболовецкого предприятия.

И, наконец, следует отметить, что предметом преступлений против собственности может быть лишь имущество, не принадлежащее виновному, являющееся для него чужим.

Поэтому третьим признаком предмета хищения является юридический. Таким предметом может выступать лишь чужое имущество, о чем сказано в определении хищения. Чужим для виновного является такое имущество, независимо от формы собственности, на которое он не имеет ни действительного, ни предполагаемого права собственности или законного владения.

Как известно, право собственности включает в себя такие правомочия, как владение, пользование и распоряжение имуществом. У собственника одновременно концентрируются все три названных правомочия.

Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному титульному владельцу имущества, например арендатору. Последний не только владеет и пользуется имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду) другому лицу, внести в имущество улучшения, следовательно, в известных рамках распорядиться им. Правомочия собственника устраняют, исключают всех других лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли.

В отличие от этого правомочия иного законного владельца не только не исключают прав на то же имущество, но и возникают обычно по воле последнего и в предусмотренных им пределах.

Из сказанного можно сделать вывод, что собственник, передавший часть своего имущества в правомерное владение и пользование другому лицу, но продолжающий числить его в составе своего имущества, не может своими даже противоправными действиями в отношении принадлежащих ему вещей нарушить отношения собственности в их полном объеме.

Например, самовольное, помимо воли титульного владельца, изъятие имущества, переданного ранее самим собственником, есть акт распоряжения этим имуществом, т.е. осуществление одного из правомочий, хотя и самоуправное.

Следовательно, действия, состоящие в изъятии своей собственной вещи из чужого добросовестного владения, есть не что иное, как создание условий для последующего мошенничества, приготовление к нему. Определяющий признак хищения по действующему уголовному законодательству составляет изъятие похитителем имущества из чужого владения, где под изъятием разумеется противоправный захват имущества, выведение его из обладания владельца, осуществленное против или помимо его воли. Таким образом , всякое хищение предполагает перевод вещи из владения потерпевшего в незаконное обладание похитителя путем ее противоправного изъятия и захвата.

Поэтому нет хищения там, где нет противоправного нарушения чужого владения вещью. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения. Неправомерные присвоение найденной или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданскую ответственность.

Находящимся в обладании собственника следует считать не только специально охраняемое или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ — на территории предприятия, в помещении учреждения, на строительной площадке или в другом месте осуществления хозяйственной деятельности, на транспортном средстве, а также в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если это имущество не является утраченным собственником. Следовательно, для установления признаков хищения решающее значение имеет выяснение тех оснований, в силу которых имущество оказалось в фактическом обладании лица: захватило ли их лицо противоправно и против воли и согласия потерпевшего или же получило в свое владение с ведома собственника и приобрело право титульного владения. В случае присвоения вверенного имущества виновный обращает в свою пользу имущество, которое фактически уже находится в его обладании.

Однако присвоение вверенного имущества означает переход от правомерного владения к противоправному, что называют иногда «формальным изъятием». Не является хищением обращение в свою пользу имущества, которое еще не поступило в фонды собственника.

Московским областным судом осуждена Пикалова М.И. по ст. 92, ч. 3 УК РСФСР за то, что она, работая заведующей складом на предприятии в г.

Подольске, в течение 1954 — 1961 гг.

систематически похищала находившийся у нее на складе спирт и выдавала его без документального оформления для личных целей осужденным по данному делу, расхитив таким образом 271 л. спирта. По смыслу закона для обвинения в хищении необходимо установить, что виновный обратил в свою пользу или в пользу других лиц вверенные ему ценности.

Между тем из материалов дела видно, что действия Прикаловой, приведшие к образованию недостачи в количестве 271 л. спирта, выразились в том, что она отпускала спирт со склада по распоряжениям своих непосредственных начальников, которые требовали его якобы для производственных нужд, обещая в последующем списать этот спирт с ее подотчета.

спирта, выразились в том, что она отпускала спирт со склада по распоряжениям своих непосредственных начальников, которые требовали его якобы для производственных нужд, обещая в последующем списать этот спирт с ее подотчета.

В уголовной науке существуют разногласия по определению предмета хищения.

Так, Б. В. Здравомыслов говорит, что предметом хищения могут быть вещи и иные предметы материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают объективной материальной или духовной ценностью, а также деньги и ценные бумаги, служащие эквивалентом овеществленного человеческого труда2. Однако существует и другая точка зрения, которое гласит, что природное богатство, овеществившее человеческий труд, должно рассматриваться как имущество, могущее быть предметом хищения, не является безупречно точным и исчерпывающим критерием отнесения естественного природного ресурса к категории товарно-материальных ценностей, поскольку в настоящее время подавляющая часть материальных компонентов окружающей среды становится предшествующим трудом человека.

При этом отдельные виды естественных ресурсов специально разводятся людьми с использованием биологических сил природы, с сохранением их связи с естественной средой обитания, но они включены в производственно – трудовой комплекс, являются продукцией его незавершенного цикла, то есть товарной продукцией. Так называемые рукотворные материальные объекты окружающей природной среды, это искусственные лесополосы, деревья, посаженные человеком в городах и населенных пунктах, ценная рыба, которая была выращена на рыбозаводах, а затем выпущена в открытые водоемы – имуществом не являются и не могут быть предметом хищения. Они как элементы природы составляют предмет экологических преступлений, ответственность за которые предусмотрена главой 26 УК РФ «Экологические преступления»1.

Возможно хищение денег, иностранной валюты, ценных бумаг.

Существуют хищения ядерных материалов или радиоактивных веществ, хищения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, хищения наркотических средств и психотропных веществ. Эти хищения выделяются в отдельную категорию и выделяются отдельной IX главой Уголовного кодекса »Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Названные деяния представляют угрозу общественным отношениям, связанным с обеспечением общественной безопасности и здоровья населения.

Отношения собственности выступают при их совершении лишь в качестве дополнительного объекта посягательства.

Хищение всегда выражается в извлечении вещи из сферы хозяйственной власти потерпевшего, в разрыве связи имущества с его владельцем, когда последний полностью теряет господство над ним, лишается полномочий на титульное владение. Изъятая вещь из владения потерпевшего перемещается в незаконное обладание (фактическое владение) похитителя. Поэтому хищение — это всегда такое изъятие вещи, которое приводит к ликвидации владения на стороне потерпевшего с одновременным возникновением незаконного владения ею на стороне похитителя.

____________________ 1 Комментарий к УК РФ. Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М.

Лебедева. — М., 1999. С. 336. Похитивший имущество владеет, пользуется, распоряжается имуществом как своим собственным, он как бы ставит себя фактически на место собственника, но юридически собственником не становится.

Нельзя приобрести право собственности преступным путем. Поэтому хищение не влечет за собой утраты потерпевшим права собственности на похищенную вещь. Таким образом, признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом, но и при отсутствии у виновного права на это имущество.

Отсюда следует, что завладение имуществом, на которое субъект имеет право, хищением не является. Такие действия могут быть расценены как самоуправство. Признаки неоднократности и судимости являются квалифицирующими для всех составов хищений.

Они взаимосвязаны, и квалификация хищений по этим признакам нередко сочетается с совокупностью совершенных преступлений.

Неоднократным в ст.ст. 158 – 166 УК РФ признается совершение преступления, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных этими статьями.

О неоднократности преступлений можно говорить, если со дня их совершения не истекли установленные в законе сроки давности привлечения к уголовной ответственности или если лицо не было освобождено от уголовной ответственности по иным основаниям.

В практике возникают определенные трудности при установлении момента окончания хищения с охраняемых объектов и территорий.

Верховный Суд РСФСР в постановлениях по конкретным делам указывал, что хищение не может считаться оконченным, пока имущество не вынесено с территории охраняемого объекта, даже если это имущество было обособлено и подготовлено для последующего выноса или состоялся сговор с работником охраны. Нельзя также считать оконченным хищение, если вынесена часть имущества при наличии умысла на хищение целого.

Перебрасывание похищенного через забор соучастнику, который тут же был задержан, тоже расценено как неоконченное хищение, поскольку виновные не получили возможности распоряжаться похищенным.

Вывод: Параграф первый дает понятия объекта и предмета хищения. Имущество – это материальное содержание, вещественный состав отношений собственности.

Объект и предмет – это соотносимые категории, лежащие в одной плоскости явлений. Поскольку вещественные предметы есть материальная предпосылка имущественных отношений, предмет посягательства должен признаваться составной частью, элементом объекта преступления, так как отношения собственности вне связи с имуществом не существуют. Предметом хищения, может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность.

Так называемые рукотворные материальные объекты окружающей природной среды, это искусственные лесополосы, деревья, посаженные человеком в городах и населенных пунктах, ценная рыба, которая была выращена на рыбозаводах, а затем выпущена в открытые водоемы – имуществом не являются и не могут быть предметом хищения. § 2. Объективная и субъективная стороны хищения.

С объективной стороны, как это следует из примечания к ст.158 УК РФ, хищение характеризуется прежде всего противоправными безвозмездным изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившими ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Существует три альтернативы понятия хищения с объективной стороны: хищение – это противоправное безвозмездное изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества; хищение– это противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества; хищение – это противоправное обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Возможно, определить в УК РФ объективную сторону кражи словами »тайное завладение чужим имуществом». Слово »завладение» удачно обозначает как действие в составе кражи, так и момент окончания этого преступления (формулировки »кража – тайное изъятие», »кража – тайное изъятие и обращение» несколько сужают границы преступного действия и не дают истинного представления о моменте его завершения).

Рекомендуем прочесть:  Мутенин игорь энгельс

Ведь само слово »завладеть» в русском языке означает, взять себе что-нибудь, захватить.

Термин »завладение» издавна имеет в доктрине уголовного права определенный технико-юридический смысл; он означает как само преступление, так и его результат. Безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и т.д.
Безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и т.д.

Если в процессе завладения имуществом собственнику предоставляется соответствующее возмещение, то такие действия нельзя считать хищением, поскольку они не причиняют имущественного ущерба (не происходит уменьшения имущественных фондов). Частичное же возмещение стоимости изъятого имущества не исключает ответственности за хищение.

Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества. В современной уголовно – правовой литературе высказаны неодинаковые суждения о понятии объективной стороны присвоения как формы хищения (растрату практически все авторы понимают как отчуждение, потребление вверенного имущества). Так, например, Г.А. Кригер пишет, что присвоение »представляет собой неправомерное удержание (невозвращение) чужого имущества…».

Б.В. Волженкин характеризует присвоение как противоправное и безвозмездное обращение вверенного имущества в пользу виновного путем его обособления, удержания и установления над ним незаконного владения».

З.А. Незнамова понимает под присвоением »незаконное безвозмездное обращение вверенного имущества в свою пользу путем его обособления от остального вверенного имущества и удержания у себя». По мнению Ю.И. Ляпунова, присвоение с объективной стороны представляет собой активные действия, выражающиеся, в конечном счете, в изъятии, обособлении вверенных виновному товарно-материальных ценностей и обращении их в свою пользу либо пользу других лиц путем установления над ними незаконного владения».

Об отсутствии признака безвозмездности можно говоритьлишь при двух условиях: предоставление соответствующего возмещения должно происходить лишь одновременно с изъятием или непосредственно после изъятия (когда не было намерения уклониться от возмеще­ния); возмещение должно быть полным (эквивалентным). Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствия состава хищения, но может быть учтено при определении размера хищения. Вопрос о том, было ли предоставленное возмещение эквивалентным, решается судом на основе анализа конкретных обстоятельств дела, с учетом в необходимых случаях мнения потерпевшего.

По мнению законодателя, совершение хищения возможно и без изъятия чужого имущества путем лишь обращения его в пользу виновного или других лиц. В основном это касается таких форм хищения, как присвоение или растрата, которые характеризуются тем, что имущество в момент совершения хищения находилось в правомерном владении виновного, было вверено ему в силу занимаемой должности, договорных отношений или специального поручения для осуществления в отношении его правомочий по распоряжению, доставке или хранению.

При присвоении или растрате имущества, вверенного виновному, всегда можно усмотреть в его действиях изъятие этого имущества у собственника.

Общественная опасность преступлений против собственности определяется в первую очередь характером преступных последствий. В результате их совершения собственник лишается возможности использовать принадлежащее ему имущество для удовлетворения своих потребностей.

Следовательно, непосредственным последствием, к которому приводит хищение, является причинение материального (имущественного) ущерба, являющегося следующим признаком хищения. Материальныйущерб, причиняемый хищением, — это всегда реальный имущественный ущерб, выражающийся в уменьшении наличного имущества потерпевшего, в имущественной потере с его стороны.

Именно потому, что путем изъятия чужого имущества виновный стремится к незаконному обращению этого имущества в свою пользу либо других лиц, за пределами хищения лежит причинение потерпевшему материального ущерба в форме упущенной выгоды.

Размер ущерба определяется стоимостью похищенного.

Он же является одним из оснований для дифференцирования ответственности за хищение путем формулирования соответствующих квалифицирующих признаков. Особенностью всех видов хищений является и то, что их составы сконструированы в законе по типу материальных, признаваемых оконченными лишь при условии причинения реального ущерба объекту посягательства (при этом следует учитывать особенности законодательной конструкции состава разбоя). Такой ущерб имущественным интересам потерпевшего причиняется в момент, когда он оказывается лишенным фактической возможности использовать принадлежащее ему имущество в своих интересах.

Этот момент совпадает с моментом вывода имущества из владения потерпевшего и его захватом в незаконное обладание похитителя. Изъятие чужого имущества и обращение его виновным в свою пользу обычно происходит одномоментно, совершаются одним действием.

Если же процесс хищения имеет протяженность во времени, то именно указание на обращение имущества в пользу виновного характеризует момент окончания преступления, когда виновный противоправно приобретает возможность распоряжаться и пользоваться чужим имуществом как своим собственным. По приговору военного суда гарнизона военные строители – рядовые Тарутин и Шевченко были признаны виновными в краже государственного имущества, совершенной по предварительному сговору и с проникновением в хранилище, и осуждены по ч.

3 ст. 89 УК РСФСР. Как установил суд, Тарутин и Шевченко, изъяв покрышки из одного хранилища, оставили их у другого хранилища. Из материалов дела видно, что оба хранилища находятся на территории, обнесенной забором и охраняемой сторожами. Последние видели преступников, пытавшихся закрыть дверь хранилища и убежавших при их появлении, а затем вскоре обнаружили и оставленные ими покрышки.

Последние видели преступников, пытавшихся закрыть дверь хранилища и убежавших при их появлении, а затем вскоре обнаружили и оставленные ими покрышки. Следовательно, виновные не имели реальной возможности распорядиться по своему усмотрению или пользоваться имуществом, изъятым из хранилища, т.е. не довели преступление до конца по причинам, не зависящим от их воли.

Не утратило своего значения положение о том, что

«хищение следует считать оконченным, если имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им»

. Если виновный не имел возможности распорядиться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, то есть не довел преступление до конца по причинам, не зависящим от его воли, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение. Возвращение похищенного или возмещение причиненного имущественного вреда виновным после того, как хищение было окончено, как правило, не устраняет состава преступления, но должно учитываться судом при индивидуализации ответственности и наказания.

Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую-то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью.

Отсюда следует, что если виновный совершил определенные действия, направленные на завладение чужим имуществом, но еще не получил возможности распоряжаться своим имуществом как своим собственным, содеянное квалифицируется как покушение на хищение. Исключение составляют разбой и вымогательство, вопрос об окончании которых решается иначе.

Останкинским межмуниципальным судом Северо – Восточного административного округа г.

Москвы 21 июля 1998 года Гунчев осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ к лишению свободы, а по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений: переквалификации действий осужденного с п. «б» ч. 3 ст. 161 на ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ. Президиум Московского городского суда 22 апреля 1999 года протест удовлетворил, указав следующее.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд вместе с тем допустил ошибку в квалификации действий Гунчева как оконченного преступления.

Как установлено материалами дела, тайно похитив имущество из помещения магазина, Гунчев, замеченный при выходе из магазина свидетелем Ершовой, попытался скрыться с похищенным (по дороге бросил его), однако был задержан сотрудником милиции.

Таким образом, Гунчев не имел возможности реально распорядиться похищенным имуществом.

При таких обстоятельствах действия Гунчева следует квалифицировать как покушение на открытое хищение чужого имущества (грабеж) в крупном размере с незаконным проникновением в помещение, т.е. по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст.

161 УК РФ. С субъективной стороны в УК РФ хищение характеризуется тем, что изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц осуществляется с корыстнойцелью. Понятие корыстной цели не раскрыто в советском законодательстве, хотя его использовали в УК РСФСР 1922, 1926 гг. при описании составов присвоения, мошенничества; в УК РСФСР 1960 г.

– в определении понятия хищения.

Ответ на этот вопрос давала теория уголовного права.

А.А. Жижиленко, раскрывая »внутреннюю сторону» в составе присвоения, писал, что корыстная цель в присвоении – »цель обогатиться на счет присваемого имущества; поэтому удержание имущества с целью, например, раздать его бедным или с одновременным представлением его эквивалента, по буквальному смыслу не будет составлять преступления, поскольку здесь нет корыстной цели».

М.М. Исаев писал, что »корыстную цель нужно понимать в смысле желания распорядиться вещью как своей собственностью, хотя бы виновный действовал не из низменных мотивов. В большинстве случаев, конечно, растратчики действуют в корыстных целях».

Корысть – это, прежде всего материальные потребности человека, удовлетворяя которые лицо совершает преступление.

Материальные потребности лежат в основе поведения виновного, если он стремиться получить какую – нибудь материальную ценность.

Материальные потребности в этих случаях, являясь источником возникновения процесса мотивации, в совокупности с другими его элементами ведут к образованию у лица корыстных побуждений. Виновный сознает, что в результате его действий определенное чужое имущество переходит в его обладание, и желает этого.

Он также сознает противоправный и безвозмездный характер завладения имуществом. В содержание умысла (субъективная сторона) входит и сознание виновным формы хищения, а в определенных случаях и квалифицирующих признаков хищения. Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное имущество в свою собственность или собственность третьего лица.

Корыстная цель в хищении реализуется, как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным.

Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятия чужого имущества как хищения. И, напротив. Верховный Суд РФ указывает на недопустимость квалификации хищения транспортного средства как угона (завладения без цели хищения), если обстоятельства дела свидетельствуют о наличии цели обращения угнанного транспортного средства в свою собственность: продолжительность использования машины, перекраска, снабжение новыми номерами и пр.

Ленинским районным судом г. Тюмени Шварц (ранее судимый) осужден по п.

«б» ч. 2 ст. 158, п. «б» ч. 2 ст. 166 и по ч. 2 ст. 325 УК РФ. Он признан виновным в том, что 19 сентября 1998 года в состоянии алкогольного опьянения в квартире гражданина Плесовских воспользовался тем, что тот заснул, тайно, из корыстных побуждений, похитил сумку из кожзаменителя, в которой находились документы на имя потерпевшего: паспорт, военный билет, трудовая книжка, доверенность на право управления автомобилем и технический паспорт на данный автомобиль, а также три ключа стоимостью по 10 рублей каждый.

Воспользовавшись этими документами и ключами, Шварц совершил угон принадлежащего Плесовских автомобиля. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Шварца по п.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Шварца по п. «б» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 325 УК РФ и прекращении дела в этой части. Президиум Тюменского областного суда 2 июля 1999 года протест удовлетворил.

При выясненных обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях осужденного признаков хищения чужого имущества, а также похищения документов необоснован, поскольку Шварц, завладев автомобилем потерпевшего без цели хищения, желая временно воспользоваться им, не имел умысла обратить машину и вещи в свою собственность. С учетом изложенного приговор и определение кассационной инстанции в части осуждения Шварца по п. «б» ч. 2 ст. 158 и ч. 2 ст. 325 УК РФ отменены президиумом Тюменского областного суда дело прекращено за отсутствием состава преступления; признано считать Шварца осужденным по п.

«б» ч. 2 ст. 166 УК РФ. Вывод: В параграфе втором главы второй дается характеристика объективной и субъективной сторон хищения.

Так, безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом. Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую – то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью.

Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное имущество в свою собственность или собственность третьего лица. §3. Формы и виды хищения. УК РФ в главе 21 предусматривает такие преступления против собственности: кража (ст. 158); мошенничество (ст. 159); присвоение или растрата (ст.

160); грабеж (ст. 161); разбой (ст.

162); вымогательство (ст. 163); хищение предметов, имеющих особую ценность (ст.

164); причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165); неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст.

166); умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167); уничтожение или повреждение имущества (ст. 168). Классификация преступлений по УК РФ дана достаточно затруднительная, это находит свое подтверждение в многосложности деления преступлений против собственности на те или иные виды.

При систематизации этих преступлений законодатель использовал несколько критериев (способ, цель, субъект, последствия преступления).

При этом, квалифицируя преступления по способу их совершения, приняты разные стороны. Так, краже как тайному хищению чужого имущества в УК РФ противопоставлен грабеж как открытое хищение. Грабеж, в свою очередь, подразделен на два вида: насильственный и ненасильственный.

Мошенничество (как хищение путем обмана или злоупотребления доверием) выделено с учетом специфики психологического воздействия, оказываемого на волю потерпевшего.

Разбой противопоставлен грабежу, исходя из большей опасности применяемого при нападении насилия.

Причем разбой представляет собой, в отличие от грабежа, как открытое, так и тайное для потерпевшего действие. Вымогательство из числа насильственных преступлений против собственности выделено с учетом функционального назначения насилия (психического, а порой и физического).

В составах кражи, мошенничества, грабежа, разбоя обязательным признаком является корыстная цель. Корыстная цель обязательна и при присвоении, растрате.

Эти виды преступлений отличаются наличием у виновного правомочий в отношении чужого имущества, находящегося в его обладании. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием по способам совершения сходно с мошенничеством. Уничтожение или повреждение чужого имущества отличается от иных преступлений характером внешнего воздействия на материальные предметы и его последствиями.

Преступления, предусмотренные главой 21 УК РФ, достаточно четко разделены на две группы: преступления, влекущие за собой уменьшение сферы имущественного обладания потерпевшего, но не сопровождающиеся соответствующим увеличением обладания виновного (умышленное, неосторожное уничтожение имущества); преступления, влекущие за собой уменьшение сферы имущественного обладания виновного (кража, мошенничество, присвоение или растрата, грабеж, разбой, хищение предметов, имеющих особую ценность, завладение автомобилем или иным транспортным средством).

При этом преступления, образующие первую группу, четко дифференцированы (по субъективной стороне). Систематизация же преступлений, составляющих вторую группу, по некоторым моментам излишне усложнена и проблематична.

Следует отметить, что часть из них объединена общим понятием »хищение». Кража определена как тайное хищение чужого имущества, грабеж – как открытое; присвоение или растрата – как хищение имущества, вверенного виновному и так далее. В первой редакции Уложения о наказаниях 1845 г.

были такие преступления, как разбой, грабеж, воровство – кража, воровство – мошенничество. В последующих редакциях Уложения (1866 и 1885 годах) термины »воровство-мошенничество» и »воровство-кража» были исключены.

В качестве понятия, объединяющего в однородную группу разбой, грабеж, кражу и мошенничество, стали использовать понятие »похищение». Под похищением, как родовым понятием для разбоя, грабежа, кражи и мошенничества, понималось: изъятие чужой движимой вещи из чужого владения с намерением присвоить ее, умышленный корыстный захват чужого движимого имущества.

Формулировка, характеризующая действие хищения как »изъятие и (или) обращение» не очень правильна, так как она характеризует преступление не столько с юридической, сколько с внешне-предметной стороны. Существуют различные по содержанию толкования этого положения уголовного закона.

Одни считают, что хищение состоит из двух элементов: изъятие имущества у собственника или иного владельца; обращение его в пользу виновного или других лиц. Однако при таких формах хищения, как присвоение и растрата, хищение происходит без его изъятия, поскольку предмет преступления уже находился во владении виновного и был вверен ему.

Именно этим объясняется использование законодателем соединительного союза »и», а в скобках – разделительного союза »или». По мнению других, при присвоении и растрате чужого имущества также имеется изъятие. Третьи, считая что »обращение чужого имущества в свою пользу имеет в виду присвоение или растрату», тем не менее, утверждают, что законодатель предусмотрел шесть форм совершения изъятия имущества, включая присвоение или растрату.

Такое разнообразие в интерпретации характера действия при хищении не может способствовать единообразному применению уголовного закона.

Однако анализ диспозиций норм, предусмотренных ст. ст. 158 — 162 УК РФ, показывает, что в юридическом отношении формулировки составов отдельных форм хищения далеко не безупречны.

Нельзя не увидеть, что через родовой признак и видовое отличие законодатель определил лишь понятие кражи и грабежа.

Заслуживает поддержки выделение в УК РФ наряду с кражей, мошенничеством, присвоением, растратой, грабежом (без насилия), вымогательством и таких преступлений, как грабеж с насилием (не опасным для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия), разбой (нападение в целях хищения, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия). Посчитали нужным выделить эти преступления, несомненно, с учетом их повышенной общественной опасности, авторы проектов УК РФ 1996 года. Так, Н.А. Неклюдов, имея в виду Уложение 1845 г., в котором к насильственным формам похищения были отнесены: насильственное завладение недвижимостью, разбой, грабеж, принуждение к даче обязательств, вымогательство, писал, что »указанное богатство форм насильственных похищений ничто иное, как просроченные векселя на несостоятельного.

Каждая из этих форм залезает полными рукавами в закрома другой, эта другая стащит у ней обратно целые пригоршни и, не замечая того, что это одно и тоже зерно, кладет его в особое отделение амбара». Сопоставляя насильственные формы похищения, Н.А.

Неклюдов пришел к выводу, что »весьма рельефно» между собой совладают вооруженный разбой и вооруженный грабеж. Кроме того, невозможно отличить разбой с угрозами от грабежа с угрозами. Принимая во внимание, что »наука и жизнь знают только два насильственных средства: физическую силу и угрозу преступными действиями», Н.А.

Неклюдов полагал возможным образовать в будущем Уголовном уложении »два рода насильственных похищений: 1) разбой или грабеж – т.е. отнятие чужого имущества силою или угрозою настоящего насилия; 2) вымогательство страхом не настоящего, а будущего зла или насилия».

А.Г. Северский утверждал, что насильственный грабеж как самостоятельное деяние в законе упоминать не следует.

На его взгляд, составители Уложения о наказаниях, подразделив тип насильственных похищений на два понятия, »указали, крайне при том сбивчиво и искусственно, характер особенностей каждого, положив в основу понятие большей или меньшей опасности, построив вместе с тем постановления первого рода по типу второго». Н.С. Таганцев считал, что признак, общий всем преступным способам похищения, состоит в том, что имущество из владения одного лица перемещается во владение другого вопреки воле потерпевшего. Отрицание такой воли может быть явное или прикрытое, выражаясь или в насилии, или в обмане.

К этим двум основным формам деятельности должны сводиться все преступные способы похищения чужого имущества.

Н.С. Таганцев проводил различие между похищением простым, или насильственным, и тяжким, или насильственным, соединенным с определенной опасностью для личности. К простому похищению Н.С. Таганцев отнес умышленное похищение чужого движимого имущества, совершенное тайно или открыто, с целью безвозмездного и противозаконного его присвоения, к тяжкому – похищение чужого движимого имущества посредством физического или психического насилия против личности потерпевшего. В УК 1922, 1926 гг. были выделены кража, грабеж (простой и насильственный), разбой, мошенничество.

Эта классификация просуществовала в советском уголовном законодательстве до 1947 г. Указами Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. »Об уголовной ответственности за хищение государственного или общественного имущества», »Об усилении охраны личной собственности» были выделены следующие виды хищения государственного, общественного, личного имущества: кража (умышленное ненасильственное тайное или открытое похищение); разбой (нападение с целью завладения имуществом), соединенный с насилием или угрозой применения насилия.

В 50-е гг., в связи с подготовкой нового уголовного законодательства, в юридической литературе стал обсуждаться вопрос о необходимости восстановления в УК грабежа как самостоятельного состава преступления. М.А. Гельфер утверждал, что по своему характеру грабеж не представляет самостоятельного имущественного преступления. »На практике, — писал он, — часто возникали затруднения при разграничении кражи и грабежа, грабежа и разбоя.

Стоило лишь отказаться от понятия грабежа и изменить в связи с этим конструкцию составов кражи и разбоя, как отпали все трудности». Другие же полагали, что едва ли можно признать правильной отмену Указами от 4 июня 1947 г. такого понятия как грабеж. Л.Смирнов считал, что в результате такой отмены, »говоря об ограблении и понимая под ним открытое похищение чужого имущества, соединенное с насилием, мы, исходя из терминологии, принятой в Указе от 4 июня 1947 г., вынуждены называть грабеж разбойным нападением.

Между тем каждому ясно, что эти понятия не равнозначны». Наличие в УК РФ составов грабежа с насилием и разбоя неосновательно осложняет правоприменительную практику.

Ее изучение показывает, что нередки случаи отмены вышестоящей судебной инстанцией состоявшихся по уголовным делам судебных решений и направления дел на новое рассмотрение в связи с неправильной квалификацией действий осужденных. Четверть опубликованных постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, касающихся вопросов квалификации грабежа и разбоя, посвящена проблеме разграничения этих преступлений.

Дифференциация в УК РФ насильственного завладения чужим имуществом на виды (грабеж с насилием, разбой) не имеет убедительных, рациональных оснований. Грабеж с насилием имеет больше общих черт с разбоем, чем отличий от него. Как при насильственном грабеже, так и при разбое сознание и воля потерпевшего, иных лиц подавляются путем насилия или угрозы его применения, они принуждают к пассивному поведению, не воспрепятствованию завладению имуществом.

Есть все основания утверждать, что общественная опасность грабежа с насилием и разбоя одинакова. Завладение чужим имуществом посредством насилия с угрозой его применения представляло бы собой основной состав преступления, а завладение с причинением средней тяжести, тяжкого вреда здоровью – квалифицированные виды разбоя.

При таком решении проблемы система преступлений против собственности приобрела бы в УК России большую стройность – ненасильственному (тайному, открытому, путем обмана) завладению чужим имуществом противостояло бы насильственное завладение имуществом в виде разбоя. Причем она стала бы более совершенной не только по своей форме, но и по содержательной стороне, поскольку деяния, имеющие равную степень общественной опасности, оказались бы объединенными в один состав преступления.

Советское уголовное право особо выделяло мелкое хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем кражи, присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением или мошенничества.

По ст. 96 УК РСФСР выделяется мелкое хищение, повлекшее разукомплектование автомобилей, тракторов, сельскохозяйственной и другой техники при перевозках любым видом транспорта или в местах хранения техники. За мелкое хищение могут быть применены меры общественного воздействия или административного взыскания, но если оно совершено лицом, к которому с учетом обстоятельств дела и личности виновного меры общественного воздействия или административного взыскания не могут быть применены, оно наказывается в уголовном порядке.

Наказание усиливается, если это лицо ранее уже было судимо за мелкое хищение или совершило иное хищение государственного, общественного или личного имущества. Действующее законодательство не предусматривает ответственности за мелкое хищение, которое признается административным правонарушением (ст. 7.27 КоАП) и характеризуется тем, что стоимость похищенного не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда, установленного законодательством РФ.

Следовательно, уголовно наказуемым является такое хищение, при котором стоимость похищенного имущества превышает, пять минимальных размеров оплаты труда. Однако при этом следует иметь в виду, что мелким, т.е. административным правонарушением, хищение может признаваться лишь при условии, что оно совершено путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты.

Согласно новому УК РФ признак причинения потерпевшему значительного ущерба является квалифици­рующим признаком преступления. Поэтому хищение, не причинившее гражданину значительного ущерба, называется простым. Оно характеризуется тем, что стоимость похищенного имущества превышает 1 минимальный размер оплаты труда (это не относится к грабежу и разбою), установленный законодательством РФ на день совершения преступления, но не означает причинения гражданину значительного ущерба.

Вторым видом хищения является хищение, причинившее значительныйущерб гражданину.

Как видно из текста закона, указанный признак, характеризующий размер хищения, относится к тайному изъятию имущества,принадлежащего только гражданину на праве собственности или титульного владения, и не касается корыстных посягательств на государственную и муниципальную собственность. Значительный ущерб – сугубо оценочный признак: он не как не формализован в законе и это не способствует единообразному применению последнего, стабильности судебно – следственной практики при квалификации хищений виновных лиц по данному отягчающему обстоятельству. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 5 сентября 1986 г.

в общей форме разъяснил: »Решая вопрос о квалификации действий виновного по признаку причинения преступлением значительного ущерба потерпевшему, следует учитывать стоимость похищенного имущества, а также его количество и значимость для потерпевшего, материальное положение последнего, в частности заработную плату, наличие иждевенцев».

Значительность ущерба зависит от совокупности факторов, определяющих материальное положение потерпевшего.

Ущерб, расцененный органом, применяющим уголовный закон, как »значительный» для данного потерпевшего, не может быть по своим количественным параметрам в денежном отношении большим, чем »крупный размер» как особо квалифицирующий признак состава кражи. И третий вид хищения — это хищение в крупном размере, при котором стоимость похищенного имущества в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда.

Таким образом, хищение имущества у частных лиц в зависимости от стоимости похищенного подразделяется натри вида: простое, причинившее значительный ущерб и совершенное в крупном размере. Хищение имущества, принадлежащего юридическим лицам, а также государственного или муниципального имущества по этому же признаку подразделяется на два вида: простое и совершенное в крупном размере. При определении размера хищения надлежит исходить из стоимости похищенного имущества в его сопоставлении с минимальным размером оплаты труда на момент совершения преступления.

Стоимость похищенного имущества должна определяться по государственным розничным (закупочным) ценам, а если установлено, что имущество было приобретено по комиссионной или рыночной цене, то по этим ценам. При отсутствии цены стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения эксперта.

Крупный размер при хищении может образоваться как в результате одного преступного акта, так и вследствие нескольких преступных действий.

Поэтому в практическом отношении важен вопрос о соотношении признаков повторности и размера хищения. Хищения, совершенные различными способами и причинившие в совокупности крупный ущерб, не могут объединяться единой квалификацией, так как в пределах некрупного размера форма хищения является тем признаком, которым определяется квалификация преступления.

Поэтому, например, кража и растрата, каждая из которых совершена в некрупных размерах, должны квалифицироваться самостоятельно, но с учетом повторности, даже если общий размер является крупным.

На практике встречаются случаи, когда крупный размер складывается из нескольких хищений, совершенных в одной и той же форме, поэтому возникает вопрос об их квалификации как повторных некрупных хищений или одного крупного. В действующем ныне Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 года разъясняется, что действия лица, совершившего несколько хищений, причинившие в общей сложности крупный ущерб, должны квалифицироваться как хищение в крупных размерах только при условии, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах, то есть если имело место единое продолжаемое преступление.

При отсутствии единого намерения на хищение в крупных размерах деяния квалифицируются с учетом признака повторности как совершенные в некрупных размерах. Участники группового хищения, совершенного в крупных размерах, подлежат ответственности за хищение в крупных размерах, если он складывается из ущерба по тем эпизодам, в которых принимал участие конкретный участник преступления.

При этом не имеет значения размер наживы, извлеченный каждым участником преступления. Действующее законодательство предусматривает особый вид хищения, выделенный в специальный состав преступления по признаку особенностей предмета преступления — хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК). Некоторые авторы относят этот состав к формам хищения имущества (Яцеленко Б.В., Кригер Г.Л.).

Однако эта точка зрения представляется не достаточно верной исходя из следующих позиций.

Особая ценность похищаемого предмета или документа выражается, прежде всего, в его высокой стоимости, поскольку объектом данного преступления является также чужая собственность, а одним из признаков хищения является причинение собственнику материального ущерба. При этом размер ущерба, причиняемого данным преступлением, должен быть не менее крупного размера, т.е. пятисот минимальных размеров оплаты труда, что подпадает под признаки видов хищения имущества, так как может причинить потерпевшему как значительный, так и крупный ущерб.

Кроме того, для квалификации преступления по ст.

164 УК РФ не имеет значения каким способом совершено хищение названных в нем предметов: путем кражи, присвоения, грабежа и других форм хищения. Если хищение совершалось различными способами, причиненный ущерб оценивается суммарно. Вследствие вышеизложенного хищение предметов, имеющих особую ценность, относится к видам, а не к формам хищения имущества.

Вывод: В главе второй раскрывается понятие хищения в современном законодательстве. Параграф третий данной главы разграничивает формы и виды хищений. Кража – тайное хищение чужого имущества, грабеж – открытое хищение чужого имущества, присвоение или растрата – хищение имущества, вверенного виновному.

Грабеж с насилием имеет больше общих черт с разбоем, чем отличий от него.

Как при насильственном грабеже, так и при разбое сознание и воля потерпевшего, иных лиц или угрозы его применения, они принуждают к пассивному поведению, не воспрепятствованию завладению имуществом. ЗАКЛЮЧНИЕ. Цель выпускной квалификационной работы достигнута, так как мы провели комплексное, структурное исследование Понятия хищения в современном уголовном законодательстве. Поставленные задачи нами решены: рассмотрен объект и предмет хищения; проанализированы объективная и субъективная стороны хищения; исследованы формы и виды хищения.

По положениям, выносимым на защиту. По первому положениюиз изложенного в данной дипломной работе, мы видим, что самым первым преступлением в ряду хищений была кража.

Позже появляются такие преступления как грабеж и разбой. Судебник 1497 года был первым, в котором упорядочены и детализированы нормы о преступлениях против собственности. В уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года были объединены разбой, грабеж, кража и мошенничество общим понятием »похищение».

Так, новые уголовные кодексы 1959 – 1961 г.г., принятие во всех союзных республиках, приняли деление похищений. Было дано первое понятие хищения: хищение государственного или общественного имущества – это умышленное незаконное обращение кем – либо государственного, колхозного или иного общественного имущества в свою собственность. По второму положению мы подробно раскрыли понятие хищения в современном законодательстве.

Дали понятия объекта и предмета хищения. Имущество – это материальное содержание, вещественный состав отношений собственности.

Объект и предмет – это соотносимые категории, лежащие в одной плоскости явлений.

Поскольку вещественные предметы есть материальная предпосылка имущественных отношений, предмет посягательства должен признаваться составной частью, элементом объекта преступления, так как отношения собственности вне связи с имуществом не существуют.

Предметом хищения, может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность. Так называемые рукотворные материальные объекты окружающей природной среды, это искусственные лесополосы, деревья, посаженные человеком в городах и населенных пунктах, ценная рыба, которая была выращена на рыбозаводах, а затем выпущена в открытые водоемы – имуществом не являются и не могут быть предметом хищения. Так же мы дали характеристику объективной и субъективной сторон хищения.

Так, безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом. Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую – то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью.

Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное имущество в свою собственность или собственность третьего лица.

По третьему положениюразграничение форм и виды хищения в современном законодательстве.

Кража – тайное хищение чужого имущества, грабеж – открытое хищение чужого имущества, присвоение или растрата – хищение имущества, вверенного виновному. Грабеж с насилием имеет больше общих черт с разбоем, чем отличий от него.

Как при насильственном грабеже, так и при разбое сознание и воля потерпевшего, иных лиц или угрозы его применения, они принуждают к пассивному поведению, не воспрепятствованию завладению имуществом. Правда Русская. Под ред. Б.Д.

Грекова. М., 1940. Т.1 С. 418. Советская историческая энциклопедия.

М., 1963. Т. 4 С. 783. Самоквасов Д.Я. Курс истории русского права. М., 1909.

С.156. Российское законодательство 10-20 вв. М.,1986. Т.1. С. 332, 335, 350, 305. Штамм С.И. Судебник 1497 года.

М., 1955. С. 43. Российское законодательство 10-20 вв. М., 1986. Т. 2. С. 101. Российское законодательство 10-20 вв.

М., 1986. Т. 4. С. 315-316. Филиппов А. Сперанский М.М., как кодификатор русского права// Сборник истории кодификации в России.

С. 200. Свод законов Российской империи, повелением государя императора Николая Павловича составленный, 1842. Т. 15. С.И. Тихенко. Борьба с хищениями социалистической собственности, связанными с подлогом документов.

Киев. 1959. С. 42. Т.Л. Сергеева. Уголовно правовая охрана социалистической собственности в СССР.

1954. С.13 Г.А. Кригер. Борьба с хищениями социалистического имущества, МГУ.

1965. С. 100. »Сборник постановлений Пленума Верхового Суда СССР. 1924-1963». С. 250. Б.А. Куринов. Уголовная ответственность за хищение государственного и общественного имущества.

С. 41. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. М., 1996. С. 154. Судебная практика к Уголовному кодексу РФ.

М., 2001. С. 717. 2 Уголовное право России. Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. – М.; Юрист.

1996. С. 138. Васецов А. Неоднократность, судимость и совокупность при квалификации хищений// Рос. юстиция. 2001. № 9. С. 59. Бюллетень ВС РСФСР.

1987. № 8 С. 4. Бюллетень ВС РСФСР.

1990. № 10 С. 3. 4 Бюллетень ВС РСФСР. 1991. № 10 С. 3. Скляров С.В. Понятие хищения в уголовном законодательстве России: теоретический анализ// Гос.

и право. 1997. № 9. С. 65 Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н.Ушакова. М., 1996. Т. 1. С. 908. Комментарий к Уголовному кодексу РФ.

М., 1996. С. 411. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Ростов Н/Д, 1996. С. 374. Уголовное право.

Особенная часть. М., 1997. С. 222. Комментарий к Уголовному кодексу РФ.

М., 1997. С. 355-356. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 11 июля 1972 г.

// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1997. суда РФ. 2000. № 2.

С. 22-23 Исаев М.М. Имущественные преступления. М., 1938. С. 66. Скляров С.В.

Понятие хищения в уголовном законодательстве России: теоретический анализ // Государство и право.1997. .№ 9. С. 67 1 Бюллетень ВС РФ, 1993.

№ 2. С.14. Бюллетень ВС РФ.2000.

№ 2. С. 21. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права.

Часть Особенная: Посягательства личные и имущественные. С. 188. Уголовное право России.

Особенная часть. М., 1996. С.

140. Уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С. 200; Скляров С.В. Понятие хищения в уголовном законодательстве России: теоретический аспект // Государство и право.

1997. №9. С.6 6. Российское уголовное право.

Особенная часть. М., 1997. С.142, 145. Уголовный кодекс РФ: Проект/ Министерство юстиции РФ, Государственно-правовое управление Президента РФ.

М., 1994. ст.ст. 171-172; Проект Уголовного кодекса РФ, внесенный депутатами Государственной Думы РФ (ст.

ст. 161-162). Неклюдов Н.А. Руководство к Особенной части русского уголовного права. Т.2. С. 722. Неклюдов Н.А. Там же.

С. 723. Северский А.Г. Особенная часть русского уголовного права: Краткий обзор начал от Уложения царя Алексея Михайловича до Уложения о наказаниях 1885 г.

включительно. 1892. С. 71. Уголовное Уложение 22 марта 1903 г., 1904.

С. 351. Пионтковский А.А. Советское уголовное право. Особенная часть. С. 107. Гельфер М.А. Ответственность за преступления против личной собственности//Соц.

Законность. 1958. № 9. С. 47-50. Смирнов Л. К. основам уголовного законодательства СССР// Соц. Законность. 1957. № 6. С. 7. Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1964-1972 гг.

М., 1974. С. 320-328. Юридический энциклопедический словарь.

М., 1984. С. 399. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 6. С. 5-6. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ.

М., 1999. С. 346. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1997.

Разновидности краж и уголовная ответственность за них

Выделяют несколько основных разновидностей кражи, имеющих свои особенности и нюансы.

Ознакомимся с ними далее:

  1. Крупная кража. Это тайное хищение суммы или имущества, стоимость которого превышает 250 тыс. рублей. Наказание может последовать в виде штрафа от 100 000 рублей или лишения свободы сроком до 6 лет.
  2. Покушение на кражу. Это действие подпадает под статью 158 УК РФ. Само по себе преступление заключается в том, что преступник намерен совершить кражу, но ему не удается довести задуманное дело до конца по обстоятельствам, от него не зависящим. Покушение на кражу имеет наименьшую степень наказания — не превышает ? максимального срока и размера наиболее строгого наказания, предусмотренного Особенной частью УК РФ за окончательное преступление.
  3. Мелкая кража. Мелкой кражей называют преступления, направленные на завладение денежными средствами или имуществом, оцениваемым не более чем в 1 000 рублей. Преступление попадает под статью 7.27. КоАП, которая обязует преступника выплатить штраф в 5-кратном размере от украденного имущества, но не менее 1 000 рублей.
  4. Кража автомобиля. Преступление будет проходить под ст. 158, если удастся доказать, что цель кражи — присвоить чужое имущество или получить выгоду за его реализацию. Если же злоумышленник похитил автомобиль в других целях, например, чтобы доехать до нужного места, преступление будет проходить в рамках ст. об угоне.
  5. Карманная кража. Тип кражи, при котором имущество не имеет особо значительной ценности. Оно пропадает буквально из-под рук, например, из кармана или сумочки. Воры-карманники часто не преследуют цели обогатиться и желают лишь испытать выброс адреналина. Наказание устанавливается в суде исходя из размера ущерба.
  6. Кража в особо крупном размере. Согласно законодательству РФ — ч. 4 ст. 158 УК, кражей в особо крупных размерах считается преступление, направленное на завладение имуществом, стоимость которого оценивается в денежном эквиваленте в не менее чем 1 000 000 рублей. Уголовная ответственность представляется в виде штрафа (1 000 000 рублей или 5 годовых заработных плат преступника) или лишения свободы от 5 до 10 лет.
  7. Кража денег. Кражей денег может быть названо преступление, главной целью которого считается незаконное завладение чужими денежными средствами в любых размерах. Например, сюда можно отнести кражу денег с банковских карт. Преступление регламентируется ч. 2 ст. 158. Наказание может быть установлено в виде штрафа, исправительных работ или лишения свободы.
  8. Квартирная кража. Под квартирной кражей может подразумеваться кража любого типа имущества, обязательно включающая в себя проникновение в чужое жилище. Преступление предполагает лишение свободы до 6 лет, что написано в ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Технологии развиваются, и это значительная предпосылка также для развития преступной деятельности во всем мире. Нередко в режиме онлайн похищают денежные средства.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+